четверг, 28 марта 2013 г.

Пелевин: "Бетмен Аполло"


Как убили Тишкова. Sovsport.ru завершает публикацию рассказа «Жучки» из книги агента Владимира Абрамова


Светлая память (сср)

В день антиагентского манифеста РФС публикуем жесткую правду жизни от агента Владимира Абрамова
СМИРНОВ В КИТАЙ НЕ ПОЕХАЛ
… Однажды осенью 2002 года, незадолго до окончания чемпионата России, к нам в офис пришел известный футболист, комментатор РТР и одновременно агент РФС Юрий Тишков. Пришел же к нам Юра из-за своего возможного отъезда в Китай для работы в клубе В.К. Непомнящего в качестве второго тренера. Мы прорабатывали Юрин контракт (естественно, заручившись предварительным его согласием) несколько месяцев и, наконец, получили от китайцев окончательное «добро» на приезд Юры и подписание контракта. Проект контракта нам прислали по факсу, оставалось лишь обсудить детали. В разговоре я осведомился у Тишкова, нет ли у него на примете стоящего опорного полузащитника, поисками которого занимался клуб Непомнящего. Юра посоветовал предложить китайцам кандидатуру Дмитрия Александровича Смирнова. Я сказал Юре, что исходя их обрывочных сведений, опубликованных в российской прессе, Смирнов уже давно «ангажирован» ЦСКА. Юра мне категорически возразил и заявил, что как официальный агент Смирнова имеет полномочия от генерального директора «Торпедо-ЗИЛ» В.Сахарова на поиск нового клуба для Димы на хороших финансовых условиях (так как в это время у «Торпедо-ЗИЛ» уже были колоссальные финансовые проблемы, грозившие повлечь банкротство клуба). Через неделю «Совинтерспорт» получил согласие китайцев на просмотр Смирнова. В случае успеха китайцы готовы были заключить контракт минимум на год аренды на общую сумму в 500 тыс., включая зарплату футболиста. Более того, китайцы были в принципе готовы обсуждать вопрос о двухгодичном контракте и выплате 600 тыс. долларов арендных денег в пользу «Торпедо», именно той реальной суммы, которая, по мнению Тишкова, полностью отвечала желаниям «Торпедо-ЗИЛ».
Тишков приехал к нам в офис вместе со Смирновым для обсуждения деталей выезда на недельный просмотр. Получив от Юры с Димой принципиальное согласие на выезд, мы приобрели авиабилеты и оформили ребятам китайские въездные визы для вылета в Пекин. Когда Юра пришел к нам забирать паспорта и билеты, ему позвонили на мобильный телефон. Юра сказал нам, что это звонят из ЦСКА: его приглашают на встречу с Гинером и Газаевым. На следующий день Юра сообщил мне, что Сахаров отказался отпускать игрока в Китай, поэтому Смирнов не поедет, а сам Юра тоже вынужден остаться в Москве (поскольку внезапно обострившиеся отношения его подопечных с автозаводцами и ЦСКА требовали личного Юриного присутствия на переговорах). Билеты и визы на общую сумму в полторы тысячи долларов сгорели …
Как потом сообщил нам Тишков (нам же было необходимо объяснить ситуацию китайцам, чтобы сохранить свое лицо!), ЦСКА заявил о своем желании приобрести ряд зиловских игроков, ссылаясь на якобы существовавшие долговые договоренности. Смирнову ЦСКА предложил смехотворный контракт на 6 тыс. долларов месячной зарплаты (это, правда, гораздо лучше того, что было в «Торпедо-ЗИЛ», где, к примеру, в 2002 году Диме выплачивали зарплату от 2 до 4 тыс. долларов в месяц).
Находясь у нас в офисе, Тишков чувствовал себя смущенно, если не сказать большего. Я прекрасно понимал щепетильность Юриного положения: буквально неделю назад он был уверен в себе, знал, что сказать и как себя вести, а тут на его плечи (молодого агента РФС) пали непростые проблемы его подопечных – футболистов «Торпедо-ЗИЛ». Да еще Юрин несостоявшийся контракт с китайцами: Тишков чувствовал, что подвел Валерия Кузьмича Непомнящего, который возлагал на него надежды и проделал большую работу по улаживанию деталей контракта с клубом «Шаньдунь». «А насчет убытков, которые я нанес вас своим и Диминым отказом, я все возмещу в ближайшие дни. Гинер уже практически отдал мне 1300 долларов за сгоревшие билеты», - Юра, сидя на стуле, крутил головой по сторонам, пытаясь читать эмоции не только на моем лице, но и на лицах сотрудников нашей фирмы.
НЕЛЬЗЯ ЖИТЬ В ОБЩЕСТВЕ И БЫТЬ СВОБОДНЫМ ОТ НЕГО
Мы хорошо знали Тишкова много лет. И началось это знакомство весьма неожиданно. В декабре 1991 года мне позвонил Валера Сарычев (лучший вратарь чемпионата СССР 1991 года), контракт которого мы как раз оформляли для его выезда в Корею. Валерий сообщил мне, что находится рядом с моим домом, на станции метро «Крылатская», и что рядом с ним стоит один футболист (Сарычев не назвал фамилии), которому нужна моя квалифицированная юридическая консультация. Я пригласил ребят к себе домой, где и познакомился с восходящей звездой нашего футбола Юрой Тишковым. Юра, застенчивый молодой человек, при первой нашей встрече вел себя весьма настороженно. Первое, о чем меня спросил Тишков, - откуда у меня, зам.директора фирмы, огромный японский телевизор последней модели и импортная кожаная мебель. Мне пришлось терпеливо объяснить Юре, что совсем недавно я вернулся в Москву из Ливии, где отработал почти пять лет в аппарате Торгпредства СССР. Я рассказал о себе, и Юра (видимо, удостоверившись в моей благонадежности и профессиональной квалификации) вынул из кармана бумажный свиток. Развернув его, он попросил меня перевести текст с английского. Это был договор, уже подписанный Тишковым с израильским футбольным агентом П.Захави, на представление Юриных интересов в переговорах с английскими клубами. Также Юра попросил меня разъяснить смысл некоторых пунктов договора, содержание которых ему было не вполне ясно.
С тех пор прошел не один год, и однажды весной 1997 года меня пригласил к себе в кабинет президент ФК «Динамо» (Москва) Н.А.Толстых. Николай Александрович обратился ко мне с просьбой попробовать найти Тишкову какой-либо достойный клуб в азиатском регионе (поскольку в Европу Тишкову дорога была закрыта из-за тяжелейшей травмы, полученной им в 1993 году). Я знал, что «Динамо» все эти годы вело себя исключительно порядочно, выплачивая Юре все, что положено по контракту, хотя Юра из-за последствий травмы так и не смог заиграть в скоростной и техничный футбол: он подсознательно берег травмированную ногу и не шел в «стыки», что замечали все специалисты. Мне удалось уговорить Юру поехать со мной в Сеул и попробовать свои силы в клубе «Ильва» - чемпионе Кореи, где уже шесть лет играл его близкий товарищ Валера Сарычев. В Сеуле мы несколько дней жили с Юрой в двухместном люксе гостиницы «Тауэр» и часами спорили о …(ей-богу, читатель ни за что не угадает) текущих проблемах российской авиации! Оказалось, что мы с Юркой были двумя несостоявшимися летчиками, которые продолжали интересоваться историей советской авиации.
Зачастую Юра приходил к нам в офис просто поговорить «за жизнь». И не только со мной, но и с Сашей Калягиным – моим давним помощником, Юркиным ровесников, выпускником МГИМО, отличником во всем, полиглотом с энциклопедическими знаниями в области спортивной статистики, заядлым болельщиком «Торпедо» и таким же интеллигентом, как и сам Тишков. О чем говорили? Конечно, о футболе, но не только. Больше на нравственные, общечеловеческие темы. Однажды летом 2002 года мы долго спорили на тему компромисса в агентском бизнесе. Юра уже чувствовал себя будущим юристом и начинал агентскую деятельность.
- Юра, не имеем мы с тобой права жить в обществе и быть свободными от реалий сегодняшнего дня!
- Что вы имеете в виду, Владимир Николаевич?
- А то, что ты пытаешься жить в рамках свода российских, далеко не совершенных законов. При многоукладности экономики в условиях переходного периода от социализма к капитализму компромисс (как понятие) есть единственное разумное средство мирного разрешения спорных вопросов.
- Я не согласен с вами, потому что вы все живете по понятиям. Российские футболисты абсолютно бесправны перед руководителями клубов. Игроки даже не знают, что во многих случаях закон на их стороне, поэтому спешат согласиться, как только владельцы клубов (способные решать вопрос лишь с позиции силы) предлагают им компромисс.
- Тем не менее, Юра, спроси у любого мало-мальски образованного агента, в чем суть его работы. Он ответит – в достижении разумного компромисса между клубом и спортсменом.
- Вот в этот-то все уродство нашего футбольного хозяйства!
- Почему, господин юрист? – Шутливо спросил я.
- А потому, что стоит только пойти на компромисс с функционером клуба, как агент превращается в частичку технически неисправной машины под названием «российский профессиональный клуб» и становится для футболиста очередной «темной лошадкой». Я же хочу, чтобы мне верили футболисты, а руководители клубов считались со мной. В этом харизма моей фирмы. Если отступлю от этого правила, стану таким же, как и все наши агенты. Закон превыше всего!. Беззаконие превращает агента в проститутку, которую имеют не только боссы от футбола, но и сами футболисты – они тоже сейчас хитрожопые!
- Безусловно, Юра, если ты займешь такую твердую позицию, то привлечешь и на свою сторону многих футболистов. Правда, в том числе и массу непорядочных игроков, которые с удовольствием спрячутся за спину закона. Жаль, что ты пока один такой. Но учти, как только ты станешь мешать Системе, тебе дадут по балде металлической трубой, и, что самое ужасное, все будут этому рады.
«ЗНАЧИТ, ГИНЕР ТАК СИЛЬНО МЕНЯ ХОЧЕТ?»
… Приближался 2003 год, и, как водится, хотелось оставить все свои печали позади. Забыть все неудачи, в том числе и ту, которая у нас приключилась с эпопеей отъезда Тишкова и Димы Смирнова в Китай. Прилетел в Москву в свой очередной отпуск Валера Сарычев, и, как всегда, пригласил всю нашу фирму в ресторан отметить свой приезд и встречу Нового года. Очень кстати позвонил Юра.
- Владимир Николаевич? Тишков моя фамилия, - традиционно начал Юра. – Не забыли еще? – Пошутил он.
- Юра, как ты вовремя позвонил! Мы как раз собирались идти обедать в «Шеш-Беш».
- Знаю этот ресторан, как раз напротив моего офиса. А вы сейчас уходите? Я хотел заскочить и деньги за авиабилеты отдать, нехорошо долги на Новый год оставлять.
--Твой друг Валерий Сарычев рядом со мной стоит, приглашает нас выпить с ним немного вина, покушать рыбки.
- А меня? – С наигранной обидой спросил Тишков.
- И тебя тоже! – Вырвав у меня из рук трубку, прокричал Сарычев.
- Я сейчас в дороге, буду минут через 45, максимум через час. Хорошо, Владимир Николаевич?
- Жду! Не забудь, «Шеш-Беш».
Когда Тишков приехал в ресторан, Сарычев уже дважды бросал игральные кости и оба раза с ходу выкинул «шешбеш» («шесть пять»). А это, между прочим, два литра прекрасного домашнего вина бесплатно!
- Ну что, Владимир Николаевич, читали во вчерашней прессе о решении КДК по Смирнову?
- Читать-то читал, да не все понял. Расскажи подробнее.
Тишков сел рядом со мной, почти в самый угол. Свет от окна хорошо освещал его лицо, так что можно было легко следить за богатой Юриной мимикой, глядя в его лицо как в открытую книгу.
- Я вам уже говорил, что Диму Смирнова очень хотел приобрести ЦСКА. Они так уверовали в свое величие, что предложили футболисту зарплату аж 6 тысяч долларов в месяц. «Юрий Иванович, значит, Гинер ТАК СИЛЬНО меня хочет?»
- А почему так мало? – Удивился я. – Ты же сам говорил мне, что Евгений Гинер – человек умный и порядочный.
- Ну, говорил. А оказалось, ЦСКА считает себя мировым суперклубом, в который каждый российский футболист мечтает попасть. Видимо, полагают, что Смирнов – быдло и его место в стойле. Дима с их точки зрения не согласился, а я лишь защищал футболиста, согласно букве закона перешагнув через традиционные «понятия».
- Что это значит? Поясни, пожалуйста.
- Смирнов по своему контракту получал от «Торпедо-ЗИЛ» в 2002 году сначала две, а потом четыре тысячи в месяц. «ЗИЛ» постоянно задерживал Диме выплату зарплаты (правда, другим игрокам тоже). Но Дима-то лучший в команде! В итоге, по состоянию на 1 ноября, Смирнов недополучил от клуба зарплату за три последних месяца и премиальные за шесть игр – на общую сумму 25 тыс. долларов США. Футболист, в полном соответствии с законом, подал заявление в КДК. Кстати, ЦСКА тоже не собирался гасить футболисту задолженность вместо «Торпедо-ЗИЛ». На заседании КДК В.Сахаров, как генеральный директор «Торпедо-ЗИЛ», подтвердил факт систематической задержки зарплаты и премиальных футболисту. КДК встал на сторону игрока, разрешив Смирнову переход в любой другой клуб и закрепив за Димой коэффициент «единица» в случае приобретения трансферта российским клубом.
- Небось, Юра, автозаводцы крепко на тебя обиделись?
- Не то слово, Владимир Николаевич» Зиловские руководители, все до единого, винят только меня. А мы с Димой, между прочим, сразу после решения КДК пришли не куда-нибудь, а в «Торпедо» лужниковское. Так представьте себе, Владимир Николаевич, В.В.Алешин даже не пожелал с нами встречаться лично, поручил переговоры Мишину. Пришли мы в кабинет, сели. У Мишина самоуверенный взгляд и манеры соответствующие: «Ну, что вам нужно?» Мол, я знаю о решении КДК. Алешин в это время сидит у себя, видимо, ждет, что скажет Мишин. Ну, мы встали и ушли. О чем, Владимир Николаевич, говорить с человеком, который смотрит на тебя, как солдат на вошь?! В «Спартаке» же к нам отнеслись совершенно по-другому. Поймите, нам не нужны фанфары, мы хотели только уважительного к себе отношения и делового подхода к предмету договора. «Спартак» оценил Смирнова по достоинству. Димке грех жаловаться на что-либо!
«ЮРКА, ТЕБЕ КТО-ТО УГРОЖАЕТ?»
Юра торжествующе посмотрел на всех нас, сидевших за общим столом, поднялся со стула, вытащил из кармана полторы тысячи долларов и нарочито демонстративно передал их Александру Калягину: «Я в расчете с «Совинтерспортом» за те затраты и неудобства, которые доставил вам по «китайскому делу». Мы ели с Тишковым рыбу, шутили, перебрасываясь колкостями с Сарычевым, вспоминая совместные корейские «заморочки» прошлых лет. Тишков в очередной раз пригубил фужер с красным вином и откинулся на спинку стула, приняв загадочную позу с наклоном головы (как это делает Витас, исполняя свой «Лист осенний»). Улыбка на лице Юры была очень грустной, и губы вытянулись в тонкую прямую линию.
- Юрка, - обратился я к Тишкову, - тебе кто-то угрожает?
Неподдельный испуг исказил Юрино лицо. Оно вдруг побледнело и стало каменным. То заметил не только я, но и почти все сидевшие за столом.
- Угрозами меня, Владимир Николаевич, давно мучают, еще со времен моих судебных мытарств с «Рубином». А сейчас дошли до того, что не только мне, но и матери Смирнова стали звонить поздним вечером. Говорят, что случая «Сычев-2» они не допустят. Насколько Вы думаете, Владимир Николаевич, это серьезно?
- Серьезную игру, Юра, надо читать в глазах тех, кто красноречиво молчит, а не искать ее в интонации злобных запугиваний!
- Я согласен, - сказал Тишков и игриво подмигнул Сарычеву.
Валерий Сарычев 
Прощаясь, я пожал Тишкову руку: «Будь осторожен!» - «А как?» - С хитрецой и издевкой спросил Юра. «Да хотя бы домой старайся приходить пораньше …»
Новый генеральный директор «Торпедо-ЗИЛ» Ю.В.Белоус пытался добиться пересмотра дела по причине «вновь открывшихся обстоятельств», и клуб подал соответствующую апелляцию (почему-то через А.Тукманова). Поразительно, что интересы «Торпедо-ЗИЛ» на заседании Апелляционного совета представлял не собственный юрист, а  юрист, предоставленный ЦСКА (без соответствующей доверенности и письменных полномочий, как рассказал мне Юра). Но Совет не только оставил прежнее решение КДК в силе, а и сумму подлежащую возмещению «ЗИЛу» за Смирнова, с первоначальных 40 тыс. долларов (примерные доходы игрока за сезон) снизил до … 55 тыс. рублей («Торпедо-ЗИЛ» смог предоставить подтвержденные финансовые документы лишь на эту сумму»). Как выразился Юра, на этот раз «телефонное право» не сработало … Разумеется, при сложившемся раскладе любой клуб выразил бы желание немедленно приобрести перспективнейшего Смирнова.
Дмитрий Александрович Смирнов 
Последний раз я разговаривал с Тишковым, когда он звонил мне из Санкт-Петербурга 7 января 2003 года: «Владимир Николаевич, узнайте, пожалуйста, хочет ли Непомнящий к себе в команду Игоря Чугайнова? Мне кажется, Игорь «созрел» ехать в Китай». Я перезвонил Юре на мобильный в тот же день и сообщил ему, что Непомнящий полагает, что недостаток скорости Чугайнов уже вряд ли сможет компенсировать за счет опыта. Юра согласился. Я спросил у него, как дела. На это Тишков ответил странной фразой: «Да какие дела? Здесь вон тоже обещают отозвать у меня лицензию агента РФС», - и рассмеялся. Он положил трубку, и я подумал, что даже не успел поздравить Юру с Рождеством и вручением ему «Стрельца» как лучшему телекомментатору года.
«ПЕРЕМЕН. МЫ ЖДЕМ ПЕРЕМЕН!»
Через три дня Юры не стало. Не ему, разумеется, посвящал свое стихотворение «Футбол» в далеком 1914 году Осип Мандельштам, но как точно сказал: «… в неравной битве изнемог. Обезображен, обесславлен, футбола толстокожий бог …» На Даниловском кладбище собралось много людей, может быть, больше трехсот. Родственники, друзья, футболисты, тренеры, дети из зиловской спортшколы и просто болельщики. Было тихо, даже когда гроб с телом Юры несли к месту захоронения, монотонный шум с эстакады третьего транспортного кольца вперемежку со звоном лопат, грызущих стылую землю, не нарушал скорбной тишины. Все предпочитали молчать, и только снег поскрипывал под ногами. «Интересно, а кто-нибудь из ЦСКА пришел?» - чей-то мужской голос тихо произнес у меня за спиной. Я твердо знал, что никого из ЦСКА здесь нет, но обернулся узнать, кто задал этот вопрос. По щиколотку в снегу стояли двое незнакомых мне мужчин средних лет. Я посмотрел им в лица, и они смущенно опустили глаза.
Юрий Тишков 
Место, где похоронили Юру, - в низине. Наверняка там весной будет непролазная грязь, зато со стороны эстакады третьего кольца оно просматривается как на ладони и …\ Пронесутся по новому московскому кольцу шикарные иномарки футболистов: «Привет Тишкову!» Проковыляют с ЗИЛа старенькие машины болельщиков со стажем: «Гудок Тишкову!» Пройдет местная шпана, отыгравшая полдня в футбол во дворе: «Салют Тишкову!»
«Перемен! – пел когда-то русский кореец Виктор Цой, - Мы ждем перемен!..».

среда, 27 марта 2013 г.

Мразь телевизионная - Александр Градский

Березовский: эпизод последний



Березовский: эпизод последний

СТАНИСЛАВ БЕЛКОВСКИЙ прощается с Борисом Березовским

 
Наблюдая за постсоветским политическим пространством-временем и изучая его почти 20 лет, я могу сказать с высокой степенью внутренней уверенности: в политику весьма редко идут психически здоровые люди. В самом прямом, клиническом смысле термина «психическое здоровье». Мозг политика — это вместилище всевозможных маний и фобий, с которыми так называемый нормальный человек (при всей кричащей условности этого понятия) справиться просто не в состоянии.
© independent.co.ukБерезовский: эпизод последний
Хочу сразу оговориться, что в данном случае не имею в виду бюрократов, по недоразумению принимаемых за политиков — типа большинства представителей сегодняшнего политического РФ-мейнстрима. Бюрократ на политической должности — совсем не то же самое, что подлинный, органический политик. Хотя в определении, кто из них есть кто, нередко случается путаница.
Потому 90% настоящих политиков бывают или шизофрениками, или параноиками.
Шизофреники — криэйторы и заводилы, параноики — менеджеры и стражи. Первые хороши в эпоху нестабильности, больших рывков и скачков. Вторые — когда появляется мода, она же запрос, на стабильность, а контроль становится важнее развития.
Шизофреник живет сугубо и всецело в придуманном им мире, где царят его собственные законы. Потому-то ему не страшно. Он может висеть на волоске и ходить по лезвию бритвы, не испытывая паники или хотя бы навязчивой тревоги. Мир шизофреника ему совершенно не враждебен — хотя бы уже потому, что это Страна чудес / Зазеркалье, которого в наличной материальной реальности не существует.
Иное дело — параноик. Он мыследействует в настоящей, земной реальности. Которая к нему холодна и ему враждебна. Он многого боится и еще больше — подозревает. Вечно и профессионально «сидит на измене», как принято говорить в определенных кругах постимперского ада. Его основная задача — себя «от ветра, от лагуны священной шалью оградить» (с).
Скажем, если для политика-шизофреника охрана — символ статуса и вообще «по приколу» (приятно же, когда тебе кто-то открывает автомобильную дверь и бегает за виски в ближайшее сельпо), то для параноика — отражение его истинного ужаса перед унижением и смертью.
В этом смысле и плане Березовский был типичный шизофреник. Путин же (второй и четвертый президент независимой РФ) — доподлинный параноик. В этом и была главная, фундаментальная причина их конфликта. А не в политике и тем более не в деньгах.
Ну не мог Путин поверить, что в сентябре 2000 года БАБ устроил скандал вокруг катастрофы АПЛ «Курск» не от ненависти или тайных планов свержения недавнего протеже, а просто, как говорится, не подумавши. Как и Березовский долго так и не понимал, чего уж такого плохого тогда совершил. Предательство? Это слово не из шизофренического запаса. Увольте.
Долгие годы подряд я говорил Березовскому:
— Боря, ты понимаешь, что это семья Ельцина тебя слила, потому что ты перестал быть ей нужен? А Путин — только орудие, но не источник твоей проблемы.
— Старик, ты ничего не понимаешь, — с фирменным раздражением отвечал опальный олигарх.
Согласился он со мной, кажется, году только в 2006-м. Тогда и созрело предварительное решение судиться с Романом Абрамовичем как символом и казначеем пресловутой Семьи. Но и здесь не ненависть, но обида двигала нашим шизофреником. Если бы Абрамович заплатил БАБу какой-нибудь жалкий миллиард долларов, то и процесса бы не было, и мы бы еще увидели их всех вместе в изысканной компании В.В. (Познера, а не Путина) на Сан-Бартелеми.
А процесс таки доконал Бориса. И дело не в пяти с половиной миллиардах, шанс получить которые был буквально ничтожен — это признавали все знакомые мне эксперты по англосаксонскому праву. Проблема в том, что судья Высокого суда г. Лондона баронесса Элизабет Глостер разоблачила БАБа так, как еще никто его не разоблачал. Она выявила в нем шизофреника и объявила об этом со всей силой своего прецедентного правосудия. В вердикте баронессы присутствует кошмарное слово self-delusion — суд, равного которому не знает новейшая история, признал, что Б.А. обманывает не только (и, кстати, не столько) других, сколько себя. А это уже трагедия. Опять же, она не в том, что никто не стал бы иметь дело с жертвой такого вердикта. А в том, что после разоблачения экс-магнату было уже трудно иметь дело с самим собой. Как же жить с главным обманщиком, сидящим прямо внутри тебя, как инфернальный голливудский Чужой?!
Поверхностно принято считать, что Березовский был великий комбинатор, готовый и способный кинуть любого, встреченного на пути. В действительности — не совсем. Или даже, скорее, наоборот. Немало знаю я людей, которые профессионально кидали Бориса, да так, что он отнюдь не сразу понимал, что же взаправду произошло. Про семью Бориса Ельцина я выше уже сказал. Других обманувших «беглого олигарха» было тоже предостаточно.
В эпохе паразитизма, где царят исключительно распильщики и охранники, ему места не было.
От персон относительно мелких — например, владельца газеты «Завтра» Александра Проханова. Который в 2002 году получил от БАБа $300 000 «на развитие издания», соблазняя шизофреника туманными обещаниями стать оппозиционным кандидатом в президенты. (О, как я мутновато жалею, что не получил с тех средств заслуженный откат. Не такие уж маленькие деньги были по тем обывательским временам.) Никакого «развития издания» не случилось, вместо коммунизма объявили Олимпиаду: развивать А.А. Проханов решил собственную дачу. Сотрудники «Завтра» тогда подваливали ко мне с прозрачными намеками: а чего Березовский жмотится-то? Мы тут его интервью публикуем во всю ивановскую, а он — ни копья. Связанный обязательством молчания, я не мог предложить им со своей стороны ничего, кроме полувнятного мычания. Теперь, как любят утверждать ветераны разведок боем, «об этом можно рассказать».
Но главной ошибкой БАБа оказался, на мой взгляд, его ключевой партнер Бадри (по паспорту Аркадий Шалвович) Патаркацишвили. С какого перепою Б.А. посчитал его финансовым гением, так до сих пор и неясно. Гений, кажется, специально делал так, чтобы собственность Березовского последнему не принадлежала. Самой эффектной сделкой, которую А.Ш. насоветовал Б.А., было вложение $500 млн в акции холдинга «Металлоинвест» имени А.Б. Усманова. Причем, чтобы только получить право потратить полмиллиарда долларов, Березовский должен был (по идее и инициативе г-на Патаркацишвили) подарить передаточному звену — младшему совладельцу «Металлоинвеста» Василию Анисимову — самолет. Гениально, не правда ли?
К началу 2008 года эта БАБская инвестиция подорожала в пять раз — до $2,5 млрд. И тут как раз А.Ш. скончался в Лондоне, будучи джентльменом сравнительно молодым (52 года) и не то чтобы сильно больным. Заинтересованность определенных людей в этой смерти была столь очевидной, что я не понимаю логику Скотланд-Ярда: ведь именно тогда выяснилось, что доказать свои права на акции металлического холдинга БАБ не может (и никогда не сможет). Почему никто ничего не расследует, фиг его знает. В конце концов, у Бадри Шалвовича были сложные психоделические отношения с разными спецслужбами, и отнюдь не только российскими.
И вот в феврале 2008-го, сразу после странной бадрисмерти, выяснилось, что Березовскому вообще ничего не причитается. Все его дорогие покупки — от сказочного острова Fisher's Island близ Майами до дворца в Марракеше (Марокко) — вдруг стали собственностью родных и близких А.Ш., типа нажитой непосильным трудом. Особенно Б.А. жалел о своих грузинских активах — заводах «Боржоми» и телекоммуникационном операторе Magticom. Ведь Грузия была почти последней страной, дарившей ему надежду на вечное возвращение и право поговорить по-русски и за пределами собственного дома.
Примерно год назад (начало 2012-го) один наш общий с Б.А. знакомый мне сказал:
— Захожу я как-то раз в рейсовый самолет Тель-Авив—Лондон и думаю, что начинаю сходить с ума: в салоне сидит Березовский! Пригляделся: действительно он. М-да…
Для человека, который с 1993 года летал только чартерами, потеря статуса была чересчур болезненной. Его шизофренический мир из цветного стал подозрительно черно-белым. Словно отключили что-то очень важное в глубине завидущих глаз.
А украинская революция 2004 г., на которую БАБ выкинул $38 млн? Не говоря уже о вложенных в грудь майдана всякоразных больших мозгах. Бенефициары майдана обещали ему целый «Укртелеком», а потом побоялись даже пригласить в Киев.
А смерть Александра Литвиненко? Да-да, все мы слышали миллион раз про полоний со свежим гамлетом и кровавых РФ-отравителей. А почему никто не думает, что г-н Литвиненко тесно работал с испанскими силовиками и собирался давать в суде показания против некоторых паракриминальных партнеров Патаркацишвили? А? Ведь именно А.Ш. с пеной у рта убеждал Б.А., что экс-майора грохнула русская охранка. И убедил ведь, черт побери. Сомневаться Березовский стал только в последний год своей жизни, когда истинная роль Бадри в его судьбе прояснилась внезапным апрельским небом.
«Час ученичества, но зрим и ведом другой нам час — еще заря зажглась. Благословен за ним грядущий следом ты — одиночества верховный час» (с).
Один из творцов и символов ушедшей эпохи, Б.А. прошел подлинное ученичество в последние 13 лет. За ним неизбежно пришло одиночество. Выход из которого один — шарф.
Историко-гуманитарный закон гласит, что человек умирает не от старости и/или болезней. А тогда, когда исчерпано его жизненное задание. Зафиксированное в картотеке у ГБ (не путать со службами безопасности).
Бывают эпохи созидательные и паразитические. Как говорил Бердяев, времена «про что-то» и «ни про что». В первом случае — «посмею быть Даниилом, посмею один против всех». Во втором — то же самое, только с огромной частицей НЕ.
БАБ, как бы к нему ни относиться, был человеком первого типа времен. Как и положено шизофренику. В эпохе паразитизма, где царят исключительно распильщики и охранники, ему места не было. Объективно. Но люди такого склада ума (чтобы не повторять навязшее «шизофреник») ведь объективными не бывают. Его погубил не злодейский заговор, а паранойя здешних/нынешних времен.
Я его оплакиваю, потому что с ним было очень интересно. Всю ночь — не побоюсь этого темного слова — мы могли с ним обсуждать «Великого инквизитора». А с кем еще из людей его формата/круга такое возможно? Не знаю.
Бывай. Я тебя целую.
Увидимся.

Сергей Есенин

Устал я жить в родном краю
В тоске по гречневым просторам,
Покину хижину мою,
Уйду бродягою и вором.

Пойду по белым кудрям дня
Искать убогое жилище.
И друг любимый на меня
Наточит нож за голенище.

Весной и солнцем на лугу
Обвита желтая дорога,
И та, чье имя берегу,
Меня прогонит от порога.

И вновь вернуся в отчий дом,
Чужою радостью утешусь,
В зеленый вечер под окном
На рукаве своем повешусь.

Седые вербы у плетня
Нежнее головы наклонят.
И необмытого меня
Под лай собачий похоронят.

А месяц будет плыть и плыть,
Роняя весла по озерам...
И Русь все так же будет жить,
Плясать и плакать у забора.



вторник, 26 марта 2013 г.

Как стать героем

Знания не достаточно - необходимо применение
Желания не достаточно - необходимо действие
                                                             Брюс Ли

понедельник, 25 марта 2013 г.

Борис Березовский

воскресенье, 24 марта 2013 г.

Нельзя отыгрываться!

...Однажды, когда вы вернетесь в пустой, холодный номер гостиницы "Марсель" (это будет где-нибудь в уездном городе, куда занесет вас профессия), вы почувствуете себя плохо. У вас отнимется нога. Голодный и небритый, вы будете лежать на деревянном топчане, и никто к вам не придет. Паниковский, никто вас не пожалеет. Детей вы не родили из экономии, а жен бросали. Вы будете мучиться целую неделю. Агония ваша будет ужасна. Вы будете умирать долго, и это всем надоест. Вы еще не совсем умрете, а бюрократ, заведующий гостиницей, уже напишет отношение в отдел коммунального хозяйства о выдаче бесплатного гроба... (Золотой Теленок)

Не смог Борис Абрамович перестроиться. Казалось бы, у человека полно денег, руки-ноги на месте, живешь в Лондоне. Чего ему еще надо? Путешествуй, помогай голодающим детям Руанды, строй гостиницы в Коста-Рике, ходи в театры и в оперетту, общайся с интересными тебе людьми.

Нет! Амбиции и раненное самолюбие не давали человеку покоя. Он не мог смириться с тем, что проиграл. Не умел уйти достойно. Поэтому он ушел ногами вперед, загубив себя сам, без всякого КГБ. Грустно и банально. 

В тему последнее интервью Березовского, данное им журналу "Forbes" за день до смерти. Он честно признается "Не вижу смысла в жизни".

полностью тут

В доме приемов Логоваза. Новокузнецкая улица, 40.


В доме приемов Логоваза.

Слева направо: Михаил Ходорковский, Михаил Фридман, Бадри Патаркацишвили, Анатолий Чубайс, Владимир Потанин, Джаванфар Замани, Борис Березовский, Александр Шохин, Петр Авен, Виталий Малкин, Константин Кагаловский.

А.Блок

Есть игра: осторожно войти,
Чтоб вниманье людей усыпить;
И глазами добычу найти;
И за ней незаметно следить.

Как бы ни был нечуток и груб
Человек, за которым следят, -
Он почувствует пристальный взгляд
Хоть в углах еле дрогнувших губ.

А другой - точно сразу поймет:
Вздрогнут плечи, рука у него;
Обернется - и нет ничего;
Между тем - беспокойство растет.

Тем и страшен невидимый взгляд,
Что его невозможно поймать;
Чуешь ты, но не можешь понять,
Чьи глаза за тобою следят.

Не корысть, не влюбленность, не месть;
Так - игра, как игра у детей:
И в собрании каждом людей
Эти тайные сыщики есть.

Ты и сам иногда не поймешь,
Отчего так бывает порой,
Что собою ты к людям придешь,
А уйдешь от людей - не собой.

Есть дурной и хороший есть глаз,
Только лучше б ничей не следил:
Слишком много есть в каждом из нас
Неизвестных, играющих сил...

О, тоска! Через тысячу лет
Мы не сможем измерить души:
Мы услышим полет всех планет,
Громовые раскаты в тиши...

А пока - в неизвестном живем
И не ведаем сил мы своих,
И, как дети, играя с огнем,
Обжигаем себя и других...
 А.Блок

Про жрецов 2012 HD [UNCENSORED]

Про власть 2011 HD [UNCENSORED] | About Authority 2011 HD [UNCENSORED] E...

Про футбол 2012 HD [UNCENSORED] :)))

Чудесная своей реальностью история!!!



В начале двадцатого века один шотландский фермер возвращался домой и проходил мимо болотистой местности. Вдруг он услышал крики о помощи. Фермер бросился на помощь и увидел мальчика, которого засасывала в свои жуткие бездны болотная жижа. Мальчик пытался выкарабкаться из страшной массы болотной трясины, но каждое его движение приговаривало его к скорой гибели. Мальчик кричал .от отчаяния и страха. Фермер быстро срубил толстый сук, осторожно приблизился и протянул спасительную ветку утопающему. Мальчик выбрался на безопасное место. Его пробивала дрожь, он долго не мог унять слезы, но главное — он был спасен!
— Пойдем ко мне в дом, — предложил ему фермер. — Тебе надо успокоиться, высушиться и согреться.
— Нет-нет, — мальчик покачал головой, — меня папа ждет. Он очень волнуется, наверное.
С благодарностью посмотрев в глаза своему спасителю, мальчик убежал...
Утром, фермер увидел, что к его дому подъехала богатая карета, запряженная роскошными породистыми скакунами. Из кареты вышел богато одетый джентльмен и спросил:
— Это вы вчера спасли жизнь моему сыну?
— Да, я, — ответил фермер.
— Сколько я вам должен?
— Не обижайте меня, господин. Вы мне ничего не должны, потому что я поступил так, как должен был поступить нормальный человек.
— Нет, я не могу оставить это просто так, потому что мой сын мне очень дорог. Назовите любую сумму, — настаивал посетитель.
— Я больше ничего не хочу говорить на эту тему. До свидания. — Фермер повернулся, чтобы уйти. И тут на крыльцо выскочил его сынишка.
— Это ваш сын? — спросил богатый гость.
— Да, — с гордостью ответил фермер, поглаживая мальчика по головке.
— Давайте сделаем так. Я возьму вашего сына с собой в Лондон и оплачу его образование. Если он так же благороден, как и его отец, то ни вы, ни я не будем жалеть об этом решении.
Прошло несколько лет. Сын фермера закончил школу, потом — медицинский университет, и вскоре его имя стало всемирно известно, как имя человека, открывшего пенициллин. Его звали Александр Флемминг.
Перед самой войной в одну из богатых Лондонских клиник поступил с тяжелейшей формой воспаления легких сын того самого джентльмена. Как вы думаете, что спасло его жизнь в этот раз? — Да, пенициллин, открытый Александром Флеммингом.
Имя богатого джентльмена, давшего образование Флеммингу, было Рандольф Черчилль. А его сына звали Уинстон Черчилль, который впоследствии стал премьер-министром Англии. Уинстон Черчилль как-то сказал: «Сделанное тобой к тебе же и вернется».

Антон Лирник и LirnikBand - Детство

четверг, 21 марта 2013 г.

Еще о Кипре из блога Пайдиева

Ну хоть кто то написал про Кипр по делу.Правда кипрский оффшор не столь белый и пушистый и придумали его не совсем коммунисты, а так верно.
http://ammosov.livejournal.com/957184.html?view=22559488#t22559488
А Англия показала, что как крыша она мало стоит.

Л.Пайдиев: еще о Кипре

Кстати. Чтоб не было сомнений. В условиях созданной паники, если решение не будет найдено, то как только банки на Кипре откроются - все вкладчики захотят забрать свои деньги и банки Кипра рухнут. А это значит, что сгорят ВСЕ вклады , а не только 10%.

Драматизм ситуации состоит в том, что закон о налоге в 10% не является таким решением, который бы успокоил вкладчиков.

И я, откровенно говоря, вообще не вижу теперь (после этого трехдневного ажиотажа) такого решения, которое могло бы успокоить вкладчиков.

Таким образом, речь идет не о потере российскими инвесторами 2 - 3 млрд. долларов, а о потере сумм в десять раз больших.

А это уже скажется и на нашей экономике, поскольку на Кипре (вопреки устоявшемуся мнению) есть не только затупикованные кубышки подпольных российских чиновников, но и оборотные средства для текущих операций большого числа компаний, осуществляющих экспортно-импортные операции и инвестиции за рубежом.

среда, 20 марта 2013 г.

Уроки «кипринга» или отбирали, отбирают и будут отбирать


Дмитрий Озеров

Истерика по случаю драматического разгрома банковской системы Кипра и частичной конфискации активов у клиентов кипрских банков ставит пред добрыми русскими людьми очень злые вопросы.

Но для начала маленький исторический экскурс.

Кипринг вовсе не уникальное событие и ему далеко до указа Рузвельта № 6102 от 5 апреля 1933 года. По этому указу у всех юридических и физических лиц на территории США изымалось наличное золото в слитках и монетах, а также сертификаты на депонированное в банках золото по фиксированной ставке в 20,66 долларов за унцию. После изъятия номинальная цена золота была установлена в 35 долларов за унцию, но владеть золотом населению так и не разрешили. Реально право владеть золотом американцы получили только в 1974 году и уже по цене 200 долларов/унция. Так что массовая конфискация реальной собственности абсолютно у всех американцев в 1933 году - яркий пример. Но наиболее близкая аналогия кипрингу - систематическое изъятие сбережений у населения в III Рейхе, откуда авторы налога на депозиты явно черпали вдохновение (напомним, что кипринг продавливала главным образом Германия. Ой!).

Реализация суверенного права государства на конфискацию активов на своей территории настолько обыденная вещь, что даже скучно приводить примеры. Есть широкомасштабные конфискации средств частных вкладчиков нерезидентов и суверенный отказ от долгов — привет Исландии. Есть кидки и конфискации активов целых государств - привет Северной Африке, Ближневосточным странам, Ирану и КНДР. Есть адресное изъятие наличных денег у населения, когда сумма наличных просто выше установленного значения — привет современной Италии и США.

Есть просто банкротства банков, обслуживающих оффшорный оборот, - привет Карибам и Прибалтике, где такое событие случается несколько раз в год, и при этом всегда за счет нерезидетов и зарубежных инвесторов.

В конце концов, некоторые страны на государственном уровне преследуют и конфискуют имущество своих граждан, имевших наглость покидать подконтрольные национальным фискальным и судебным органам банковские системы — привет США, Германии и Греции.

Список примеров можно продолжать до бесконечности, в кипринге нет ничего нового или удивительного. Важным оказались его влияние и значимость для России.

Русскому бизнесу в 1001 раз напомнили, что инвестору, за которым не стоит крыша национального государства, готового на всё для защиты его интересов, всегда будет грозить опасность конфискации его имущества для какой нибудь хорошей и благой цели, которыми столь богаты социалистические правительства разных мастей. Особенно если это правительство зависимо от Европейского Социалистического Союза.

Русскому бизнесу в 1001 раз напомнили, что чужая финансовая система всегда зависима от хозяев, что нельзя жить в еврозоне и быть свободным от диктата ЕЦБ, что все активы кипрских банков - это в лучшем случае записи на корреспондентских счетах европейских банков более высокого уровня. Это прибалтийские «прачечные» могли после закрытия корреспондентских счетов в долларах прибежать в венский "Райффазен" или использовать счета головных банков в Швеции и Дании, чтобы выжить.

Русскому бизнесу в 1001 раз напомнили, что бизнесмен, неспособный открыто и честно защищать активы и вынужденный скрывать их под «корпоративной вуалью» трастов или номинального владения, удобная и приятная цель для любого изъятия собственности. Тем более, что любая, самая прочная вуаль срывается судом не только в Лондоне, но и в обычном московском арбитраже — пример Определения Московского Городского Суда от 25 декабря 2012 г. N 4г/2-12260/12 (см приложение).

То, что конфискуют или что зависнет в кипрских банках после возобновления работы и массового оттока вкладчиков и потери ликвидности, уже не вернуть. Но что делать? Делать только русское национальное государство, обладающее суверенитетом, способное его отстаивать и защищать своих подданных, и обладающее суверенной финансовой системой. Государство, способное гарантировать своим подданным право собственности и справедливый суд (привет Бермудам, ликвидировавшим одно из юрлиц, владевших "Мегафоном"), государство, обладающее собственной финансовой системой (привет наивным латиноамериканцам, пытавшемся отказаться от национальных валют и просивших приставной стульчик в ФРС, про ЕЦБ уж молчу). Государство, система власти которого надежна застрахована от прихода к власти социал-популистов. Жестокая ирония кипринга такова, что выпускник академии общественных наук при ЦК КПСС и патентованный коммунист успешно съезжал с темы и пудрил мозги Евросоюзу два года, а любимец брюссельских бюрократов, либерал и друг Меркель за три недели похоронил финансовый центр, который добрые английские дяди выращивали 135 лет.

Приложение:
Снятие «корпоративной вуали» в РФ на примере Апелляционного Определения и Кассационного Определения Московского Городского Суда от 25 декабря 2012 г. N 4г/2-12260/12, в котором дана практическая трактовка понятия бенефициарной собственности. В результате этого взыскание обращено на имущество, которым должник владел через цепочку иностранных, в том числе офшорных компаний.

Обстоятельства дела:
Банк кредитовал группу компаний в сфере недвижимости под личное поручительство одного из бенефициаров группы – господина С. Позднее банк уступил право требования по данным договорам третьему лицу. При наступлении срока выплаты задолженность не была погашена, и иск был обращен в том числе к поручителю по договорам кредитования – господину С. Задолженность не была погашена. Вследствие этого кредитор обратился в суд с требованием обращения взыскания на имущество, в основном жилые квартиры, находившиеся в собственности компаний, бенефициаром которых выступал С.

Позиция Кредитора:
1) Обязательства С. из договора поручительства не исполнены.
2) Вследствие этого Кредитор имеет право обратить взыскание на имущество, находящееся в собственности С.
3) Имущество, находящееся в собственности других компаний, так же может являться предметом взыскания постольку, поскольку С. является бенефициаром этих компаний.
4) Промежуточные компании управляются номинальными директорами, действующими по распоряжениям и под ответственность бенефициара.

Позиция Должника:
1) С. не является собственником имущества, таковыми являются компании, в собственности которых находится данное имущество.
2) Доказательства, в частности тексты соглашений с номинальными акционерами о принятии на себя бенефициаром последствий действий номинальных акционеров вследствие указаний бенефициара (indemnity letters) и соглашение об учреждении траста, получены Кредитором незаконно и не должны рассматриваться в качестве допустимых доказательств.

Решение суда:
Рассмотрев цепочку владения российскими компаниями – обладателями недвижимости, суд пришел к выводу, что компании на Кипре, Британских Виргинских Островах и фонд на Джерси являются лишь промежуточными звеньями в цепочке владения С. активами в России. Соглашения с номинальным акционером, устраняющие ответственность последнего за выполнение инструкций бенефициара, лишь подтверждают, что реальным бенефициаром являлся С.

Доказательства в виде indemnity letters и трастового соглашения, по мнению Суда, соответствуют требованиям процессуального права, так как «удостоверены нотариусом или иными компетентными органами; в легализованном виде; в форме надлежащим образом заверенной копии; с заверенным переводом на русский язык», и поэтому могут быть рассмотрены.

Сославшись на определение бенефициара в одной из Конвенции ООН и общеизвестность данного понятия, а также приоритет норм международного законодательства над национальным, суд посчитал правомерным взыскание на имущество, собственником которого, по мнению Кредитора, являлся Должник.

Комментарии:
1) Данное дело не является налоговым, но чрезвычайно интересно, как с точки зрения процессуально-доказательственной, в части допустимости доказательств, так и с точки зрения интерпретации концепции бенефициара и бенефициарной собственности.
Как представляется, суд объединил концепции конечного бенефициара и бенефициарного собственника. Конечным бенефициаром является лицо, решения которого могут определять судьбу структуры и компаний в ней, но это не делает его непосредственным собственником имущества подконтрольных компаний. В то же время лицо может быть бенефициарным собственником имущества, не являясь конечным бенефициаром структуры. Представляется, что С. мог быть конечным бенефициаром, но вряд ли являлся бенефициарным собственником имущества.

2) Раскрытие документов о корпоративной структуре Кредитором, скорее всего, не ожидалось Должником. Это не первый раз, когда степень конфиденциальности документов в иностранных/офшорных юрисдикциях переоценивается, но это один из самых болезненных примеров материализации таких рисков для должников. Необходимо быть готовыми к возможности раскрытия любых документов в любой юрисдикции.

3) Следует иметь в виду, что у налоговых органов гораздо больше полномочий по получению чувствительной для налогоплательщиков информации, чем у частного кредитора, получившего их в данном процессе. При оценке рисков раскрытия информации необходимо учитывать введение с 2013 года полноценной процедуры обмена информацией со Швейцарией и Кипром, не ограниченной банковской, аудиторской и иной профессиональной тайной.

4) Заявления должника о недопустимости доказательств не были приняты во внимание. В то же время сложно представить процедуру их получения кредитором без нарушений положений соглашений о конфиденциальности и иных договорных и законодательных ограничений. Очевидно, нужно быть готовым к тому, что даже относительно серьезные процессуальные нарушения при получении информации из офшорных структур не обязательно приведут к отказу суда от рассмотрения таких документов в процессе.

5) Появление в структуре номинальных акционеров, соглашений об устранении ответственности номинальных собственников и прочих признаков попытки сокрытия реальных собственников структуры могут быть восприняты судом в неблагоприятном для таких собственников свете.

6) В данном конкретном деле спор касался обращения взыскания на имущество, которым должник владел через офшорные компании, и которые были квалифицированы судом лишь как звенья, скрывавшие реального собственника. При применении того же подхода в налоговых спорах непризнание самостоятельного статуса субъектов права у промежуточных компаний приведет к переносу налоговых обязательств с операционных компаний на конечных бенефициаров, что может привести к крайне неблагоприятным последствиям.

Альфред Кох : Ситуация на Кипре



Насколько я могу судить, ситуация с Кипром сейчас такая. Столкнулись две позиции, два подхода, две философии. Первая (назовем ее условно – германская) состоит в том, что в спасении Кипра должны участвовать те, кто от его дефолта страдает больше всего.

Тут логика простая как огурец: когда немецкие банки набрали долговых обязательств Греции и встали перед реальной угрозой банкротства (а значит, немецкие вкладчики этих банков лишились бы своих сбережений), то Германия выделила огромные деньги Греции (при том, что ужасно не хотела этого делать) и спасла Грецию от дефолта. Помимо этого Германия заставила свои (и не только свои, но и в частности – кипрские) банки реструктурировать (а, по-сути – списать) греческие долги.

Применительно к Кипру это означает, что в спасении Кипра должны принять участие не только ЕЦБ, МВФ и ЕС (и стоящая за ними Германия), но и те, кто больше всего пострадает от дефолта – сами киприоты и Россия с ее компаниями и физ.лицами.

Логика Кипра и стоящей за ним России несколько иная. Они говорят, что спасать должны те, кто довел Кипр до такого состояния. Ведь у Кипра нет внутренних причин для такого кризиса. Основная причина кризиса состоит в том, что кипрские банки, под давлением Тройки (ЕЦБ, МВФ и ЕС), списали (давайте называть вещи своими именами) греческие долги. По этой причине у них образовалась дырка, которая и поставила их на грань банкротства. Поэтому по логике Кипра и России те, кто заставил Кипр списать греческие долги и должны оказать помощь, выделив кредиты на закрытие дырки в балансе. То есть это все те же Тройка (и стоящая за ними Германия).

В обеих позициях есть логика и у каждой стороны есть аргументы. Теперь посмотрим, что кого устраивает в этой ситуации, у кого сильные, а у кого – слабые позиции. Тройку (Германию) устраивает вариант, когда Тройка дает кредит, а Кипр и Россия (назовем их Двойкой) – просто безвозвратно дают денег на латание дыры через одноразовое налогообложение вкладов. Напомню, что в ситуации с Грецией и то и другое в основном сделала одна Германия.

Также Тройку устраивает вариант дефолта Кипра: европейские вкладчики почти не страдают, а риск того, что кипрский кризис переметнется на т.н. «периферийные» страны Европы не так уж велик и является больше страшилкой, придуманной русскими аналитиками, чем реальной угрозой: слишком невелика экономика Кипра и слишком незначительны суммы, стоящие на кону. Напомню, что речь идет о десятках, а не о сотнях (как в случае с Грецией и Испанией) миллиардов. Более того, дефолт Кипра даже полезен: наконец можно будет списать «токсичные» активы и перестать морочить себе голову изображая, что они хоть чего-то стоят.

Впрочем, я думаю, Тройку устроил бы вариант, когда никакого налогообложения вкладов нет, но все деньги дает Россия.

Двойку же устраивает только вариант предоставления Кипру кредитов без введения единовременного налогообложения вкладов. Причем в идеале, все деньги должна предоставить Тройка.

Думаю реальный вариант состоит в том, что все деньги даст Россия. То есть, в конечном итоге, Ангелика нашего Вову додавит. У него особо нет игры. Если конечно не рассматривать экзотические варианты. Но в этом эндшпиле с преимуществом Тройки есть и для России неплохая игра на перспективу: связать выделение денег с переходом фактического контроля над банками Кипра в руки России через выкуп эмиссии их контрольных пакетов, а также получить преференций в освоении шельфа. Тогда тактическое поражение на первом этапе превратится в стратегический выигрыш, поскольку Россия будет иметь свой собственный оффшор внутри не только ЕС, но и зоны евро. Что делает ее серьезным финансовым игроком уже на мировом уровне. С этого плацдарма можно начинать серьезную экспансию, о которой, как я понимаю, мечтает не только Россия. но и вообще любая страна БРИКС, ну а про шельф и говорить нечего: иметь месторождения газа под сердцем у Европы и гнать его туда безо всяких газопроводов… Мечта!

понедельник, 18 марта 2013 г.

Молитва

Очистите свои сердца, освободите их от земной суеты. 
Время веселья и праздности миновало. 
Судный час приближается, и мы должны просить Всевышнего о прощении. 
Я молю Тебя  Всевышний, простить мне все мои грехи, позволить проявить Веру в Тебя и Прославить Тебя любым возможным способом

Торжество Православия!

воскресенье, 17 марта 2013 г.

Кипр

«Первое правило бизнеса: защищайте свои инвестиции», Этикет банкира, 1775 год.

Разведка — организация бюрократическая

Разведка — организация бюрократическая, и пока одни «шлифуют» будущего нелегала, другие расписывают его «легенду», третьи подбирают нужную биографию, а четвертые делают грязную работу, устраняя владельца. 
Знать об этом не обязательно, но, вживаясь «легенду», нужно твердо отдавать себе отчет, что карма твоя навсегда отягощена. 
Что ты примерил на себя чужую жизнь, как вещи покойника.

Команда

Немудрящее правило карьерного роста — начальника делают подчиненные. 
Великое искусство собрать команду
Нужно обработать каждого: кого лестью, кого соблазнить перспективой, кого облагодетельствовать высоким доверием, кого припугнуть. 
И всех надо проверить-перепроверить, и на каждого собрать компромат.
Еще надо воодушевить команду и направить коллективные усилия к общей цели. Только тогда подчиненные дружно понесут шефа к очередной ступеньке карьеры. 
Не меньшее искусство требуется, чтобы забраться на эту ступеньку, стряхнув с ног прилипших соратников. Но так, чтобы, упаси господь, не испортить отношения. 
Они всегда пригодятся, если решил жизнь прожить под много повидавшими сводами Лубянки

Уважением сср

суббота, 16 марта 2013 г.

5 раундов с Индейцем



Боксерский зал во Владыкино. Смотрю на разминающихся парней и начинаю чувствовать себя неуютно.
- Одевай перчатки.
- У меня нет.
- Бинты?
-Нет.
- Капа? Бондаж?
- Нету…
Нахмурился, но перчатки дал, свои:
-Последний раз.
Таким было мое знакомство с Володей Индейцем. Решив совместить приятное с полезным: взять интервью у главного героя номера и подтянуть ударку, я пошел к нему на тренировки, тем более что мотивации было хоть отбавляй – лиловый финик под правым глазом только начинал сходить и напоминал, что форму терять не стоит никогда.
Раунд первый. В начале славных дел.
- Одноклассники позвали в школу бокса. Я делал успехи и может быть, остался бы там. Чувствовал, что получается, помогала координация оставшаяся после баскетбола. Но все как-то заглохло и понеслось – рок-музыка, концерты. Я барабанил в группе «Корсар», которую собрал с друзьями. Играли на дилетанском уровне, но брали энтузиазмом, харизмой, необычностью.Позже в Distemper пробовался с Байбаком, выпустили один альбом. С 86-го по 90-й год музыка шла вперемешку с футболом. Тогда мы попали на легкий закат «Люберов» и начало волны Казани. Бандитизм был конкретный – парни с ножами приезжали в столицу пошерстить народ. Здесь как раз таки спартаковские моменты помогали: узнав, что мы фаны Спартака, разбойники отставали, так как видели в нас работяг, у которых за душой ни гроша. Поехать в другой город тяжеловато было, поэтому ездили на собаках, пока добирались до места, становились похожи на оборванцев. Как обычно, с района собиралось по пять-шесть человек и в путь. Самые популярные места: Ленинград, Ярославль. Так образовывался костяк, люди примыкали. Софрон, Рифат – известные личности. До них были из Люберцев крутые фэны. Пошел пик – спорт, фанатизм. Зачем бухать? Давайте качать мышцы! Коллектив такой собрали, небольшой.На старом опыте плюс новые веяния (улыбается).
- Как формировалась политика фирмы? Почему назвались Гладиаторами?
- С именем все просто: Спартак – гладиатор. Мы с Флинтами ездили, вместе держали баннер. Кому-то их шарф не достался, кто-то не стал его брать. Флинты, первая банда, которая сформировалась – они обдумывали: Спартак, гладиатор, крю… И выбрали западный вариант названия. Мы же остановились на этом, и очень удачно.
Вообще стали сильными благодаря армейцам, потому что они агрессоры, а мы защитники. Помню, когда еще до армии приезжал на хоккей: на стадионе кони стоят три-четыре человека: «Ну что, мясо?», и начинались чуть ли не щелбаны и подзатыльники. Я не понимал, что за идиотизм: ты пришел на свой матч, а тебе пытаются навалять? После армии приезжаю, опять та же история. Понял, деваться некуда, надо собрать людей, чтобы защищать себя и таких же. Еще момент справедливости – становишься в два раза сильнее. Все стремительно получилось. Разозлили-то не только меня, но и других. Это и заложило начало создания фирмы.
А раньше, еще в 70-х годах «Спартак» был агрессором. «Поехали коней гасить!», и на конские матчи, там действовали точно также. Потом они ушли из дела, а кони подняли голову. И мы никак не можем понять – что делать? Поддержки нет, старые вроде как не шевелятся. А они так же, как сейчас я – подрались, познакомились, подрались, выпили – и все, никто не враждует. Подбешивает, конечно, что быдловатость присутствует среди фанатов: одна матершина сплошная, бычка ненужная. Едут, орут, но до мордобоя не доходит – может быть это, и хорошо.
- Какой период можно назвать лучшим для «Гладиаторов»?
- По-момему, весь отрезок, пока не начали вливаться новые силы. Пик пришелся на сезон-два. Робби-Бобби у нас играл (Робсон). Когда майки сделали и набрали с Ноттингемом человек десять-пятнадцать крепких ребят. Модное слово «дух» — с духом. Другие посмотрели: «О, как, у ребят весело получается, за ними все идут, и мы тоже хотим, а с вами можно?» — «только очень осторожно» (смеется). Но увеличение количества человек группировки понижает ее качество. 10-12 человек в основе – и нужно было остановиться. Здесь меняется тактика позиционной войны. Народу много, сразу запалились везде, менты накрыли: все разбежались, и ничего не получилось, все по-другому.
- Становясь популярным, околофутбол начал меняться?
- Да. И здесь такой момент, что эти изменения на руку пошли футбольным функционерам. Хулиганство ушло с трибун, драться стали в лесу, а не перед кассами и не на улицах. Закинуть файер на поле – и весь тебе хулиганизм. А раньше высший пилотаж – это же перед кассами схлестнуться. В Петровском  парке рядом с кассой, в Черкизово, сколько раз было… На трибунах – это понятное дело.
Раунд второй. «Спартак Москва»
- Почему «Спартак»?
- Все банально. Смотрел с папой по телевизору хокеей, счет не равный. Отец спрашивает: «За кого болеешь?» — «За тех, кто выигрывает» — «А я за тех, кто проигрывает». Этой командой оказался «Спартак»… Можно было пересмотреть эти позиции по той причине, что сосед, живший несколькими этажами выше, был ярым фанатом ЦСКА – Паша «Заводной». Это знаменитая личность конская, великий парень! В нашей компании подавляющее большинство болело за «Спартак», один за «Динамо» и за армейцев три-четыре. Все уживались в одном районе. У Паши была возможность повлиять на нас, но он не стал этого делать, хотя пользовался большим авторитетом. Он трагически погиб, и есть какой-то символизм в этом. Клевещут, что мясо его загубило. Но не думаю, я бы сам таких мясников пришиб. Он возил меня на спартаковские матчи, защищал от хулиганов, которые отнимали деньги. Помню, «Спартак» с каким-то английским клубом играл товарищеский матч, и я стоял, шарфом махал. Мясник старый хотел розу отобрать, Паша его быстро осадил. Представляешь: конь приезжает на матч, привозит соседа-спартаковца!
Потом кони начали наглеть… На этом фоне появился я, и так все удачно сложилось – оказался в нужное время, а алкоголь, наркотики и немного здоровья сделали свое дело, вот и все. Спасибо спорту, что он не дал в этом омуте остаться. Хоть и хулиганил, пил и эксперименты нездоровые были, но спорт выручал, удерживал.
- Какое будущее у клуба?
- Как появится стадион, после двух сезонов можно будет говорить. Многие фанаты, к сожалению, не дожили до этого момента. А пока «Спартак» и будет таким вялым. На всех давило чемпионство и говорили, что как «Спартак» перестанет выигрывать, у него фанатов и не останется. Сколько лет уже не можем выиграть, народ все равно, видишь, ждет. Поэтому будущее то есть!
- Общаюсь с болельшиками разных клубов и вижу у них разный дух что ли. Какое отличие в поведении, аура, если можно так сказать?
- Иногда смотришь на человека, думаешь, кто же он, кто же он? Потом раз: «Точно конь!». У каждого свой стиль поведения. Что-то отличает, какая-то крупица. Есть какая-то невидимая аура.
-  Из-за чего эти отличия?
- Мне кажется, передовых людей в спартаковском движении больше, нежели в других. За «Спартак» даже в те Союзные времена в Европу больше народу ездило, чем за ЦСКА, Динамо или Зенит. Другая публика в «Спартаке».  Те же кричалки – у нас всегда были лучшие заряды. Ребята просто привозили из Европы что-то новое.
- Сейчас на стадион ходишь?
- Не получается часто. Улетают тренировки, сорвенования. А этим зарабатываешь на жизнь. Не понимал, когда ребята обзавелись семьями, у всех появились дети, и меня подбешивало, что отвлекались от темы. Подбираешь людей, а когда нет одного-двоих – уже не то. Может, из-за этого распадалась тусовка, взрослела.
- Как относишься к тому, что люди из оф уходят с трибуны?
- Считаю, что это неверный шаг, который ничего не докажет. Когда были предложения бойкотировать матчи кавказких команд, я присутствовал на разговорах лидеров некоторых группировок, и одни говорили, что не надо вообще ходить на эти матчи. Другие – наоборот, надо прийти, а потом уйти. К примеру, как-то Спартак плохо играл, и люди 15 минут молчали на трибунах. Отлично, сидит толпа огромнейшая, пятнадцать тысяч за воротами – все молчат. Или после первого тайма все уходят – вот это показательно! По моему мнению, лучше так и сделать. А когда ты, тупо, не пришел на матч, кто там знает? И второй момент, говорят, что не надо ездить в Грозный, Махачкалу. Если бы было в моих силах, я наоборот попер бы туда армией в пять или десять тысяч, как в Питер. Но всех обезопасить нужно, чтобы не было трагедии. От большого количества народу там могут испугаться, похвататься за оружие, и не факт, что такую массу даже войска смогут защищать. Здесь и политика по любому будет, а футбол он всегда был политизированным. «Такое бывает только в футболе – они нас на рынке, а мы их на поле!» — старая простецкая кричалка.
Тайм-аут. Начиналась тренирвока, разговор явно не был закончен и я получил приглашение продолжить беседу в зале на Проспекте Вернадского, в котором тренирует Володя.
Раунд третий.
Боксерский зал, спартаковская атрибутика, эмблема «Гладиаторов» скромно висит над дверным проемом, не сразу бросаясь в глаза. В зале в основном ребята лет 13-ти, но скоро подойдут и постарше. Индеец дал указания ученикам по регламенту 3 к 1, и разговор продолжился в тренерской.
- Люди в теме стали зарабатывать на оф и на ультре. Ценности меняются, и это нормально, или все-таки кто-то здесь не прав?
- А откуда черпать деньги? Подрались, кто-то в больнице, кто-то в милиции. За счет чего выручать? Связи по любому требуют денег. Ты же не пойдешь по трибуне с шапкой: «Давайте по пятерке скинемся. У нас человек попал»? Мы зарабатывали деньги тем, что делали поездки: искали автобусы, давали рекламу. Отремонтировали спортзал, еще что-то. Это вписывалось.
- Какой совет дашь молодому лидеру, создателю оф фирмы?
- Лидеры зачастую тянут на себя одеяло, а простые бойцы дружат друг с другом и удивляются, чего они там не могут поделить? Только вчера парень рассказывал: мы друг с другом прекрасно ладим, а вот наши боссы не могут никак договориться. А я про себя думаю, зачем вы сами с ними имеете дело? Ну, это, наверное, неграмотное построение структуры и вина, скорее всего, денег.
У нас так удачно получилось, что помимо двоих лидеров – Ноттингема и меня был еще мощный организатор. Вместе с нами даже участвовал в драках, хотя его никто не просил. У всех были майки, а у него нет. Он отказывался от нее, но был с нами. Потом, из-за некоторых разногласий он ушел и сразу ощутился спад. Поэтому – берегите людей, не отталкивайте их.
- Каким должно быть отношение к врагу? Следует ли его уважать или люто ненавидеть?
- От человека зависит. Один конь в драке на меня напал с дубиной, тоже был правый, банда у них своя. Потом в тихом месте к нему подошел: «Помнишь? Пойдем». Разобрались, и не было желания еще какие-то жесткие меры предпринимать. С двумя-с тремя парнями так и получилось.
Как-то приехали на матч. Встали возле стеночки, кони идут мимо, произошел выброс камней бутылок и все, вся драка. Кто остался на ногах, кто получил, кто убежал – тоже получил. Там уже без обид. Ноттингем вообще вперед побежал, сквозь коней, и никто его даже не тронул. После этого уже, конечно, мы тоже стали с «дерьмом» ездить. Как в самом начале, когда нас заставляли драться на стадионах.
Самое удивительное, что ребята из разных клубов приходят тренироваться и понимают, куда. Динамо, ЦСКА и Торпедо, даже один из Зенита есть, здесь, в Москве работает. Не знаю, как они будут себя вести в схватках с моими ребятами, но я думаю, какое-то благородство все равно должно быть.
Тайм-аут.
«Время!». Уходит в зал, возвращается:
– Можем, конечно, там сесть, но шумно. Говорят – дал задание и все. Чтобы прогресс был надо подходить, поправлять. Ты можешь даже галиматью нести, но важно внимание. «Тренер подошел, о!» — и люди, которые немного знают, берут вниманием. Жалко вот этих парней, которые приходят в секции, а потом получают тумаков на соревнованиях и уходят. А некоторые уйти не могут из-за того, что первый тренер…
Раунд четвертый. Такой спортивный околофутбол.
- С другом занимались тяжелой атлетикой. Как-то поехали на футбол – мне фингал поставили, он себе руку сломал. В той драке вылезли на своих природных данныхПошли в спортклуб. В 25 лет было не до большого спорта – мне просто нужно было научиться драться. Тренер заметил мою легкую организаторскую жилку, а мне хотелось развивать движение. Благодаря Володе Живодеру через управу ломоносовского района получилось найти зал. Мой тренерский стаж начинается с 99 года. Поначалу я был не тренер, а не пойми что, помогала какая-то база от первого наставника, но с опытом все стало как надо. А раз открыли свой клуб, давайте будем ходить заниматься. Если хотите с Гладиаторами ездить, вы должны тренироваться.
- Это был критерий отбора?
- Да. Началось где-то с 98-99-го года. Условия уже не позволяли хулиганить – привод в милицию при педагогической работе… Пошел стаж, ребята, школьники. Меня начали заставлять выступать на сорвенованиях, а не очень хотелось: ногой не ударишь, головой не толкнешь.ММА у нас тогда еще не было, а боевое самбо никто особо не рекламировал. Бокс – вот что нужно хулигану настоящему! Первый тренер еще говорил: «Настоящий боксер первого разряда должен троих хулиганов уличных уделывать». Мы думали: «О, точно, точно! Ну, троих нам сложновато, хотя бы двоих». И такой критерий был, что если ты хочешь быть с нами – ты должен быть один за двоих.
- Сейчас говорят, что спортивные взаимоотношения среди фанатов, будь это совместные соревнования или открытые ковры превращают их в простых качков, пионеров. Все начинают дружить, становится скучно…
- Со всеми дружить не сможешь. Кого ты знаешь, с тем и дружишь, например, на своем районе. Мы собирались на своей ярославской ветке, приезжали в Москву, а там не разберешь, кто, откуда? Вот и все пионерство. Поэтому думаю, что такое мнение ошибочно.
- Спрашивая о лесе, оф и большом количестве спорта, люди давно хотят понять – не уходит ли дух настоящего болельщика? Может быть оф превращается в бычье побоище?
- Уходит. Фанатизм развивается витками, и сейчас виток военнезированных группировок. И здесь сможет повлиять только организация национальной футбольной лиги. Свои стадионы нужны. Был свой стадион на Черкизово – круто! Когда играли на Динамо, западную трибуну считали своей, в «Локомотиве» седьмую – сидеть только там! Как свой двор, свои традиции. Старостины, конечно, крутые мужики, большое дело сделали. Но после них глобально уже не думали – только «Спартак-Москва», только футбол. А они-то масштабней: не московский «Спартак», а ленинградский, не только футбол, но и баскетол. Нужно сообщество, не узколобое – один стадион и беременный ромбик. Великий боксер Николай Королев за «Спартак» выступал, когда его Старостины подтянули для развития. А сегодня боксерский клуб «Спартак» только в Люберцах остался. Традиции умирают. Все зациклились на одной команде. Опять же возвращаясь к духу – тишина. «Какой «Спартак», какой тамбовский? «Спартак» московский!». Нужно показать, что мы сможем прибыль приносить – выделите нам на стадионе в Тушино небольшой спортзал, мы сделаем там клуб бокса «Спартак Москва». В такие проекты и можно силы вливать.
Тайм-аут.
В тренерскую заходит крепкий парень, здоровается, берет аммуницию, уходит.
- Из Ярославки парень. Некоторые ребята, которые уже перестали драться, но тренировались  спрашивали – «Что кони здесь делают? Я на дух не переношу коней, рядом находиться не могу!» – и не появлялись лет пять, хотя давно не занимались уже этими делами. Есть и такие у людей позиции. Конечно, они будут, если ты лежишь, а у тебя на голове прыгают – злость появится, здесь от индивидуума зависит. Нам повезло, большинству, что нас не убивали.
Была как-то драка, в начале карьеры. Кому-то дал, слышу:
- Володя, ты что ль?!
- О, Рома, здорова!
А мы из одной секции, у одного тренера занимались – драка закончилась. Мы тогда победили, армейцы не собрались тем коллективом, который хотелось бы видеть…
Был момент, когда на Охотном ряду мы оторвались от основного состава, поднимаемся, видим – кони с нашего района стоят. Поезд подходит, я говорю:
- Парни, отчаливайте. Там команда движется, сейчас укатают.
Они сначала хорохорились, но сто против десяти… Кони уехали. Да они также делали. Жизнь такая штука интересная – одни убивают, а другие в репу дали два раза, обнялись и разошлись.
- Не могу долго ненавидить, себя тратить жалко на кого-то.
- Ну да, не получается. Но без этих людей, у которых ненависть и не будет хулиганизма – они всетаки толкают вперед, подстрекают, и ты загораешься.
Раунд пятый. Такой свободный околофутбол.
- Как-то собрались с ребятами небольшой компанией, в ЦСКА поехали на хоккей. Нас позвали: «Приезжайте, подеремся, давно не были». Собрали компанию, зная коней и все их приколы, вооружились. Точнее, приехали пустые, но потом кореш говорит: «Чего как стадо без всего идем?» Я встал на пенек, взбодрил: «Ну ка взялись!», все пособирали палки, камни… У Ленинградского проспекта, милиционеры увидели плотную команду. Пока нас расспрашивали, народ все скинул, в толпе не видно же. «На хоккей, за Спартак?» — «Да, да!» — «Ну идите». Мы с этого места ушли, а там палки, бутылки, кастеты… Они все это как увидели: «Стоять!». Омон подключили, креста дали, давай обыскивать. Но почти всех отпустили. На трибуны заходим, а кони давай скандировать: «Смерть Индейцу! Смерть Индейцу!» (смеется). Я так и не понял, кто, чего? Мне кажется, какой-то ход был с их стороны, подкрутить. Потом подошли Батумский и Забродин: «Будет стрелка?»- «Конечно, будет!». В метро пересеклись, подрались, разбежались.
- Во время выездов большим количеством в маленький город не было желания этот город взять, захватить?
- Было.. Бухать и расчленять! Модель поведения одинаковая – псы с цепи сорвавшиеся. Может, психология толпы. Приезжаешь – обязательно набухаться, поорать, повандалить. Но когда группировка появляется, уже позиции надо выстраивать, наваливается ответственность, и если ты выпиваешь, то все равно в дикий угар не вступаешь.
- Как-то представлял: 400 человек, скажем, в Брянск…
- Да тогда милиционэров все побаивались, в ельцинские времена ОМОН жестко себя вел. Не было единого организма и возраст такой был, что физически не справиться. Увидев ОМОН, сразу осаживались. Нынешнее фанатье показало, что времена меняются.
В первый раз поехали в Набережные Челны, организовали два автобуса, где-то сто человек, под нашим девизом — «Гладиаторы». По приезду народ по кучкам разбежался. Осталась только наша компания, десять-пятнадцать человек, а где остальные девяносто? Вот тебе и весь захват. Мы думали, что будет по-другому, тем более что Набережные Челны, Казань – память еще свежа оставалась. Надо отдать должное бесстрашию тех людей, которые высыпали из автобуса. Но потом это привело к тому, что они с разбитыми носами приходят: «Ой, нас вот избили, пойдемте туда, накажем», но кто вас просил уходить куда-то, в подъезде пить водку? Никакого единства, поорали на трибунах и все, остальное – пустая болтовня.
Время! Сейчас, заряжу их еще…
Забегает мальчишка – шлем больше, чем он сам:
- Владимир Анатольевич, можно в туалет?
- Да, да, конечно, перчатки не забудь снять…
- Когда был крайний махач?
- Махача как такогого не получилось. Подъехали на Кэпиталс. Но стрелки не вышло.
- Многие стараются уйти только после победы…
- У меня таких нет позиций. В боксе друган накручивал: «Как ты можешь уходить, ты проиграл, потом будешь всю жизнь мучиться. Я так не могу». Ты так не можешь, я могу – зато я горжусь, тем, что мои ребята выигрывают, и этим круто себя чувствую, они мой последний бой сделают! Я провел 10-15 боев, а если взять все их? Тренер же «выходит» вместе с бойцом на ринг, адреналин зашкаливает.
А из тусовки ушел по-простому. Говорю одному парню – хочешь в ГФ попасть? Давай, меня подмени. Сразились слегка – и все, ты готов, чтобы вступить в ряды! (смеется). Он иной раз начинает: «Ты вождь, можешь изменить ситуацию!». Да ничего там не изменишь. С тем же Кисой. Скрысил он денег, уехал за границу, дали ему по башке… А у него харизма лидера трибуны в плане зарядов, перфомансов, и сам он душой со «Спартаком» был. Когда именно он руководил трибунами, был драйв. Это я помню, ходил. Но вот так оказывается, к большим деньгам попадаешь… От этого стало хуже всем: фанатизму, трибунам. Вялость такая, нет драйва. А ведь трибуны диктуют моду. Яркий пример, когда в бомберах все ходили, а хулиганы взяли и вывернули куртки. Матч с «Аланией» – весь стадион в оранжевых бомберах, и пошла на это мода. Хулиганье – движующая сила всего фанатизма. Болельщики как не отзывались бы о нас, если хулиганья не будет, то те же самые кони, динамо будут приезжать и обывателей, мирных болельщиков колотить.
- Крови попьют?
- Да конечно. Так было же, так будет. Это им кажется, что милиция защитит – ничего подобного, и опять все с начала пойдет. А так, фанаты делают успехи. Например, мы приезжали в Тарасовку, еще в 90-м году, чтобы посмотреть тренировки, но от команды были очень далеко. Сейчас наоборот, хулиганы могут приехать, какие-то условия продиктовать, с командой чуть не на вытянутой руке. Раньше, приехать фанатам – да тебя не пустят. Клуб ничего не давал. Народная команда… Самый дорогой клуб страны.
- Трудно было завязывать?
- А я не завязал. Я прекратил с активным околофутболом. Какая завязка? Так можешь и написать: «С активным оф завязал, но смс приходит».
Не вижу смысла друг друга колотить. Было другое время, какая-то веселость была, был рок-н-ролл, панк с душком анархизма. Все без обязательств. Потом все начали стараться организоваться в какую-то структуру, и веселье на этом закончилось, стало сурово и мрачно. Я считаю, что драться надо, но без жести. Это тренировка, чтобы мы были готовы к битвам с другими. Встретились в день дерби Спартак-ЦСКА, подрались, разошлись. По такой схеме не прочь. А то очень увлеклись. Помню, когда красные майки с ромбиками и Гладиатором сделали, Костян рассказывал: «Иду по метро в майке, и вдруг, сзади, начинают сыпаться удары…». Не по русски это.
Но всегда есть другой момент: как-то нас толпа стоит возле касс, дядька с маленьким сыном идет, разглядывает, спрашивает:
- Где такую майку можно взять?
А мы гордо так:
- Она не продается!