суббота, 27 апреля 2013 г.

четверг, 25 апреля 2013 г.

Маркеев: Колониальная экономика


Фактически же, нет никакого деления на "белую", "серую" и "черную" экономики. В России существует лишь экономика колониального типа.
Основной капитал, управляющий экономическими процессами в России, находится за границей, базовыми отраслями стали добывающие отрасли, гипертрофированными темпами откачивающие природные богатства на нужды развития мировой, а не отечественной экономики. 
Российские банки не являются финансовыми инструментами рынка, а существуют в качестве каналов связи с "русскими деньгами" за границей. 
Население страны искусственно разделено на меньшинство, обслуживающее экономику колониального типа, и большинство, удерживающее запредельно изношенные производственные фонды и другие объекты (в частности - военные объекты) страны от техногенной катастрофы. 
Во избежание риска "перегрева" мировой экономики "русские деньги" за рубежом вложены в отрасли, ориентированные на сохранение социальной стабильности на постсоветском пространстве, в основном - продукты питания и товары народного потребления, включая предметы роскоши. 
Принцип функционирования российской колониальной экономики "
"Представляет собой четырехтактовую модель.
Первый такт: счет оффшорной фирмы --> "легальная" фирма-производитель --> российская фирма-импортер --> контрабандный ввоз либо с нарушением таможенного законодательства с целью получения "неучтенного товара", - реализация с сокрытием большей части прибыли от налогообложения. "
"Товарная масса контрабандной продукции, по данным российских правоохранительных органов, в точности совпадает с денежной массой, выплачиваемой "черным валютным налом" работникам фирм, обслуживающих колониальную экономику. Именно на них, преуспевающих на фоне общей нищеты, прежде всего и ориентирована контрабанда и незаконный сбыт предметов ширпотреба и роскоши. "
"Долларовая масса "черного нала", циркулирующая в стране на протяжении многих лет, остается неизменной - примерно сто миллионов долларов. 
Подобная стабильность говорит о том, что она используется для кассовых операций в финансовой системе колониальной экономики. 
Для аккумуляции долларового "нала" запускается второй такт: 
- финансирование производства наркотиков --> контрабанда --> реализация за наличные (вариант: стратегические отрасли криминалитета - торговля оружием и выпуск алкогольной продукции). "
"третий такт: 
- передача "черного нала" через систему "отмыва" на выплату зарплаты " в конвертах". "
"четвертый такт: 
- безналичный взаимозачет на счетах оффшорных фирм и полная легализация капитала. "
"
Государственные контролирующие и правоохранительные органы не в силах ничего противопоставить данной схеме. И даже не ввиду вопиющей коррумпированности и утрате профессионализма, а потому что изначально рассматривались именно как часть колониальной экономики, как надзиратели за ней не "де юре", а "де факто". Более того, сломать механизм колониальной экономики означает ввергнуть страну в экономический и социальный хаос, отбросить ее на уровень натурального обмена.
Относительная социальная стабильность сохраняется исключительно благодаря бесперебойной работе вышеописанной модели. 
Например, для ликвидации социальной напряженности из-за невыплат зарплат бюджетникам и пенсий, концерн-экспортер, контролирующий данный регион, закупает необходимое количество наличных на "черном рынке" и перебрасывает их для выплат зарплаты "в конвертах" своим сотрудникам. 
Покупательский спрос населения насыщается за счет товаров, произведенных или импортированных с нарушением законодательства. Концерн расплачивается с продавцом "черного нала" за счет безналичных средств, находящихся на оффшорном счету. 
На махинации концерна с налогами в таком случае государственные органы вынуждены смотреть сквозь пальцы. 
Крупные криминальные объединения остаются неприкосновенными, так как являются неотъемлемой частью "промышленно-финансовой системы" колониальной экономики. 

Данная схема создавалась в конце восьмидесятых годов по прямому указанию органов ЦК КПСС как средство сохранения контроля за страной в условиях смены режима и либерализации общественной жизни. 
...По заявлению госсекретаря Бурбулиса, придя к власти, группировка Ельцина обнаружила, что кроме символов государственной власти она не получила ничего. Рычаги управления страной оказались вне их досягаемости. 
Процесс "приватизации" вылился в драматический эксперимент по срочному созданию собственного сектора в уже сложившейся экономике колониального типа. Только окончательная узурпация власти Ельциным в 1993 году позволила правящей группировке получить доступ к национальным богатствам страны.
К этому моменту относится проведение операции "Артель", во многом скопированной с операции "Система-Союз", осуществленной конкурирующей группировкой в конце восьмидесятых годов.

В 1993 году Центробанк, Сбербанк и Промстройбанк профинансировали на несколько лет вперед золотодобычу старательских артелей. Артели получили право добытое золото использовать для изготовления ювелирных изделий, монет, оформления оружия и т. п. и в таком виде экспортировать за границу. Затем три указанных банка выкупили большую часть золотого резерва страны и "провели" его как изделия артелей, разрешенные к вывозу из страны. Только по официальным отчетам было вывезено золота на сто сорок два миллиона долларов. Операция прикрывалась ФСБ, СБП и прокуратурой.
Считается, что возвышение Павла Бородина напрямую связано с активным вывозом драгметаллов из Якутии и последующим размещением активов через "фирмы друзей" в иностранных банках. 
Активы оформлялись на счетах частных (чаще - подставных) лиц. Часть средств в виде инвестиций вернулась в Россию: торговый комплекс "Охотный ряд", гостиницы "Мариотт", "Славянская", "Шаратон", торговые сети "Три кита" и "Перекресток". В Европе и Юго-Восточной Азии на средства от вывоза золотого резерва России были открыты тридцать два банка, включившиеся в обслуживание экономики колониального типа по выше описанной схеме "четырехтактного цикла". 
Большая часть активов рассредоточена по банкам Юго-Восточной Азии*. Следом была предпринята неуклюжая попытка закрепиться в регионе, вспомним неудавшуюся сделку по продаже современных истребителей Малайзии. 
Использована информация из газеты "Stringer", № 15 за 29.09.03 г. 
В свете вышеописанного "четырехтактового цикла" место основного вложения капитала правящей группировки выглядит более чем показательно. 
Банки Тайланда, Сингапура, Малайзии и Гонконга не только обслуживают экономику этого бурно развивающегося региона, но традиционно служат клиринговым центром для операций с незаконной торговлей наркотиками. 
Доминирующую роль в наркобизнесе данного региона занимает Китай, полностью контролирующий сбор и обработку сырья через этнических китайцев "хуацяо", проживающих в странах "золотого треугольника". Существует мнение, что львиную долю инвестиций в реформируемую экономику Китай получает за счет наркоторговли. Во всяком случае, резкие колебания цены золота на биржах региона эксперты традиционно связывают с акциями по отмыву "наркодолларов", осуществляемыми Китаем. 
Мощное вливание "русского" финансового капитала не могло не привести к "перегреву" рынка. И так далекий от стабильности, финансовый рынок региона рухнул, что дистабилизировало мировую финансовую систему. Кризис рикошетом ударил по России, став одним из факторов дефолта 1998 года. 
С молчаливого согласия МВФ его кредиты были пущены не на стабилизацию внутренней финансовой системы России, а на сохранение каналов финансирования экономики колониального типа. 

...Следует вывод, что в настоящее время существуют два независимых финансовых центра, аккумулировавших сравнительно равный капитал, - примерно по двести миллиардов долларов. Первый создан на т.н. "золото Партии", второй - новой российской номенклатурой и приближенными к ним "олигархами". 
Конкурентной борьбой этих "капиталов влияния" обусловлены многие, если не все политические и социальные процессы, идущие в стране 
В последнее время отмечается резкое обострение конкурентной борьбы между звеньями "финансово-производственного цикла" колониальной экономики. 
Коррумпированная бюрократия вкладывает теневые доходы в бизнес, криминалитет расширяет свое влияние на стратегические отраслисиловые структуры от бизнеса "крышевания" переходят к прямому захвату собственности и капитала,финансово-промышленные олигархии наступательно создают административный ресурс как средство защиты бизнеса, внедряя своих ставленников во все эшелоны государственного управления.  
...Накал противостояния двух "капиталов влияния" способен привести к использованию самых диких способов воздействия на население, включая психотронные технологии и методы шокового воздействия из арсенала психологической войны... 
...Ввиду глобальных катастрофических событий, ожидаемых в десятые-двадцатые годы наступающего века, контрольным сроком для окончательной победы одной из группировок экспертами признается 2008 "

среда, 24 апреля 2013 г.

Верхотурье

Ждем возвращения Андрея из сказочного Верхотурья

вторник, 23 апреля 2013 г.

Легенда 17

Посмотрел "Легенду 17" резюме такое - хуже снять было нельзя. Вообщем то беспроигрышная тема и народ сегодня интересуется и даже САМ поддерживает, но остается ощущение грамотного освоения денег :).
Да понравилась работа Меньшикова, роль матери Харламова прописана  и исполнена хорошо, Первый сюжет в Испании с укрощением быка тоже хорош и где то может даже передает,то что было,на мой взгляд главным в характере Валерия.



С другой стороны совершенно не понятный сценарий, почему апогеем является первый матч серии 72, такое впечатление что очень торопились освоить.
Героиня Усатовой отвратно показана, из Великого Боброва вообще неясно,что показали, а меж тем это пожалуй легенда футбола-хоккея №1.
А уж из канадцев великих Фила Эспозито и Бобби Кларка показали старых жирных дебилов из команды КВН Уральские пельмени :))) (без обид внешне похожи на любимых мною артистов).
Посмотрите старые докфильмы "Хоккей против Хоккея" и "Эспозито против Третьяка", чтобы  понимать что такое были канадцы и как их воспринимали.
Тема беспроигрышная. Ведь про эту сборную можно снять много "Легенд .." только номера перебирай, но все же 17 стоит особняком. 



Почему? 
Это практически невозможно объяснить. Это и Русский менталитет, и традиции, и характер.
За всю историю спорта таких ВЕЛИЧИН наберется не много, да и не только в спорте.
Яшин, Стрельцов, Харламов, Черенков в моем детстве, отрочестве больше не вспомню (не забывая про Воронина, Кипиани,Мальцева,Якушева, Майоровых и т.д)
это истинно народные без клубных,территориальных и других пристрастий.
Все они сталкивались с несправедливостью, болели или имели тяжелые травмы и .... возрождались, но и все не были абсолютно лучшими игроками. 
Лучшими их делали легенды, народная любовь. Обладали они некой харизмой и народ складывал про них легенды. Конечно, в каждом было свое индивидуальное.
Харламов со своей испанской кровью был сильнее любим не просто как свой, а как свойсвой.
Ни слова плохого не слышал я о нем в своей Спартаковской семье, только восхищение талантом и характером. про других случалось :).
Так вот самые главные сцены фильма о восстановлении и возвращении, оказались самыми слабыми и второстепенными, а последние 9 лет карьеры вообще не показаны!!! Как и трагическая смерть после отлучения от сборной перед Кубком Канады.
Как бы написали в экзаменационной комиссии характер В.Харламова раскрыт не полностью.
Вообщем полное разочарование и на фоне серости резче воспринимаешь Величие В.Высоцкого

ПС. Еще навеяло фильмом, может в силу возраста я не воспринимаю легендой А.Тихонова, хотя он тоже народный и все атрибуты Великой Истории у него есть. Поздно заиграл, отслужив в армии, не заслуженно изгнан и долгое время честно доказывал свое Величие, для молодых он однозначно один из...
Поэтому то отвратное, что произошло на трибуне Цска будет их вечным позором, как Зенит не отмоется от плаката про Яшина.
И они потом что то пиняют на кавказцев,если вы сами уничтожаете народные святыни, то кто ж из иноверцев их будет чтить???
По мне так: отстрелить десяток ублюдков была бы только польза народу.
Как у В.Высоцкого : "Двух негодяев вздернули на рее, но мало, нужно было четверых"



воскресенье, 21 апреля 2013 г.

суббота, 20 апреля 2013 г.

Спартак - Астон Вилла 1983

Одно их самых ярких потрясений. У нас показывали ночью, когда Федя забил - я орал, сильно орал ....  Спасибо Спартак.

Ник Рок-Н-Ролл & AzZzA - Рок-н-Ролл мёртв(БОЕХБМ)

Мой состав. Старт на дерби.

Вратарь - Андрей Дикань - без комментариев

Защита: Евгений Макеев, Марик Сухи, Сальваторе Боккетти, Дмитрий Комбаров

Опорник: Огнен Вукоевич

Полузащита: Арикле́нес да Си́лва Ферре́йра (АРИ), Артем Дзюба, Ким Чельстрем, Павел Яковлев

Нападающий: Юра Мовсисян

Про русскую идею 2013 HD [UNCENSORED]

Торпедо советских времен.

пятница, 19 апреля 2013 г.

Драка в Люберцах

Пиар


Но если уж совсем точно, то пиар - это не средство, а стиль. Такой у власть имущих теперь стиль общения с народом. Врать в глаза до тех пор, пока у клиента не помутнеет в голове. 
Забалтывать, как врач слабоумного. 
Нахваливать себя и строить глазки, как попсовая звезда в "чесе" по провинции. Очаровывать, как продавец тайм-шеров. 
Делать державное лицо, как гаишник с радаром. 

Клиенты, между прочим, умом не отличались. Но этим волчарам и шакалам хватало сообразительности рядиться в овечью шкуру.

Поэтому многие капиталы и биографии также нуждались в срочной отмывке. 

Только там, среди зверья, честно и откровенно жрущего друг друга, можно прийти в себя. Почувствовать себя человеком. 

О воровстве и власти

Неправда, что воруют только сейчас и только в России. Воровали везде и всегда. Уверен, даже в каменном веке друг у друга топоры тырили. Потому что такова природа хомо сапиенса. Разумный человек понимает, что легче взять чужое, что плохо лежит, чем потеть самому. 
Как точно выразился один небесталанный поэт: "Чем завидовать и страдать, лучше сп...ть и пропить"

Главное было - не пресечь разбазаривание и расхищение народного достояния, а не дать этому процессу перевалить за опасную грань, за которой украденное превратится в капитал, достаточный для захвата власти

Народной собственностью Кремль готов поделиться с кем угодно, но властью никогда

Человек хочет жить хорошо сейчас, а не в загробном мире или в светлом царстве коммунизма. И чтобы он не начал удовлетворять собственные потребности прямо сейчас, а не тогда, когда это запланировала партия, к нему следует приставить вертухая с наганом и по два стукача

Народ - он дурак только на партсобраниях и в день выборов, а по будням хрен его надуешь :)))

Кто считает, что партия совершила харакири, не понимает ничего ни в политике, ни в экономике. Перед концом СССР ни одно серьезное экономическое начинание было невозможно без инвестиций государственного или криминального капитала. 
Так зачем же устраивать гражданскую войну с гарантией потерять власть? Не проще ли, отбросив советскую идеологию, слить в экстазе капиталы? Неужели стратегически неверно возглавить процесс создания на обломках экономики, созданной для победы в Великой отечественной войне, новой системы, способной решать задачи грядущего тысячелетия? 

Таким не место на стадионах! (1966 г.)

Тарасов: Сила и слабость


                     
                 

    Сын спросил отца:
- В чем твоя  сила, Отец? Целый день ты носишь на плечах огром-
ные стволы деревьев, и трудно заметить, чтобы ты устал?
-Это так. А сила - в безразличии. Мне все равно, какое дерево
я несу; толстое или тонкое, длинное или короткое, тяжелое или
легкое.
    Да, это так. Сила - всегда всегда в безразличии. В безраз-
личии к любому препятствию, так как  никакое из них не способно
остановить человека на его пути.
    Доказывающий неправ, правый не доказывает.
    Доказывающий слаб. Логикой силу  не заменишь. Сила воли и
духа - субстанция, далекая от геометрии. Доказывающий - всег-
да проситель, он просит, чтобы к его доказательствам  отнеслись
небезразлично.
    Правый  силен. Он Знает, что он прав. И этого довольно. Его
правота  заметна. Она наполняет все пространство вокруг него,
даже когда он молчит. Его взгляд убеждает больше всяких аргу-
ментов и останавливает поток слов.
    Неважно, да или нет вы говорите, неважно, какие аргументы
приводите, важно говорите  вы да или нет от силы, или от сла-
бости.
    Можно сказать да от силы. Это значит, вы могли бы сказать
и нет, но решили дать согласие. Можно сказать да от слабости.
Это значит, что не в ваших силах отказать.
    Можно сказать от силы. Это значит, что вы могли бы и дать со-
гласие, но считаете нужным отказать.  Можно сказать нет от сла-
бости. Это значит, что не в ваших силах дать согласие.
    Тот, кто имеет путь, всегда прав. Правота - признак пути.
    Правота увеличивает и  силу физическую. Не случайно раньше
правота определялась в поединке, с оружием  в руках.

Dinosaur Pile-Up - Derail

Кровь сознания

Полностью тут

Володя с отцом и его второй женой, Германия, 1948

И наяву, а не во сне
Я с ними вкупе
И гены гетто живут во мне
Как черви в трупе 

среда, 17 апреля 2013 г.

Без слов

Посмотрите!!! Это любовь

вторник, 16 апреля 2013 г.

Илья: Какой-то день простых бытовых истин прямо выдался.

Взял у брата Утро. Звонок в дверь. В глазок вижу бабушку-одуванчика. Открываю. "Милок, перекрой мне воду, квартиру затапливает". Захожу в квартиру напротив, офигеваю: затапливает - это очень мягко сказано, вода стоит в коридоре и залила уже все комнаты. Под раковиной - разорванный подвод к крану, из которого хлещет горячая вода. Пытаюсь найти вентиль. Какой-то криворукий урод запрятал его среди счетчиков и труб так, что не сразу заметишь, а когда заметишь - фиг к нему подлезешь. При первой же попытке его закрутить получаю мощнейший удар током - в суете не увидел, что прямо под раковиной спокойненько плавает себе удлинитель со включенными розетками. Убираю удлинитель, закрываю вентиль. Минут через 5 прибегает сантехник, за ним - соседи снизу. Затопило нормально - с четвертого до первого этажа. Все прибежавшие приступают к ликвидации последствий, я же пытаюсь получить у бабушки контакты родственников. Бабушке больше 90 лет, она рассказывает мне, что лежала на диване, ничего не трогала, и обнаружила потоп только тогда, когда вода была уже в комнате. Бабушка еле ходит, почти ничего не видит, плохо слышит - хорошо, что вообще самостоятельно смогла выйти на лестничную клетку. Телефонов родственников она не знает. Дает записную книжку, просит найти "Сашу". Нахожу - куча телефонов без префикса. Набираю тот, который больше всего похож на прямой мобильный. О, чудо - это тот самый нужный мне Саша, брат хозяйки, который тут же выдвигается и через полчаса приезжает. Оказывается вполне вменяемым мужиком и приступает к нелегкому общению с соседями. В общем, почти хэппи-энд, если не считать, что соседи снизу только-только сделали ремонт, соседей с первого этажа залило не сильно и только в ванной, а про масштаб жертв и разрушений на втором этаже ничего не известно - днем там никого не было дома. Ну и бабушка находится в состоянии очень глубокого шока. Ночь. За окном дикие крики. Выхожу на балкон. Два молодых парня избивают таджика. Моментально становится понятно, что всё не так: парни орут "вызовите мусоров кто-нибудь", таджик кричит "заберите у меня все, только отпустите", ему в ответ "ты бабу у метро порезал, сука, не уйдешь", таджик пытается вырваться и убежать, хватает с земли бутылку, крепко получает, теряет способность к сопротивлению, затем подходят прохожие и приезжает наряд. Я с балкона все прекрасно слышу - господам полицейским быстро описывается ситуация, что около кинотеатра "Киргизия" парни услышали женские крики, подбежали, увидели девушку лежащую на земле и убегающего от нее гастарбайтера, которого нагнали только на другой стороне Зеленого проспекта у меня за домом. Один из парней убегает с полицейским искать девушку, к месту драки приезжает еще несколько нарядов (довольно оперативно, кстати). Минут через 5 выясняется, что девушки на месте происшествия нет. Спускаюсь, даю показания о том, как всё было, оставляю свои координаты. Тут тоже почти хэппи-энд, если не считать, что при отсутствии потерпевшей и свидетелей, гость столицы мог легко перевернуть всё с ног на голову, и сам накатать заявление о том, что подвергся нападению злобных нацистов или грабителей. Ненавижу "мораль", но тут в конце она все же должна быть. Так что выступлю в роли Капитана Очевидность :) 1) Если у вас дома остается один пожилой и почти недееспособный родственник - не поленитесь, повесьте внутри квартиры около входа свои координаты. Не дай бог что случится в ваше отсутствие - вас нужно будет оперативно найти. 2) Только совсем клинический идиот может поместить удлинитель под раковиной среди труб и вентилей. 3) Гости из ближнего зарубежья плевать хотели на освещенные улицы, камеры и близость к метро. Как только улицы пустеют - в спальных районах начинается совсем другая и опасная жизнь. А пустеют они, к сожалению, сильно раньше, чем последний поезд метро прибывает к конечной станции. 4) Дорогие девушки! Если на вас напали - сообщите в милицию. Иначе наказать вашего обидчика не смогут даже в том случае, если его задержат.

В. Гроссман Последнее письмо матери

Витя, я уверена, мое письмо дойдёт до тебя, хотя я за линией фронта и за колючей проволокой еврейского гетто. Твой ответ я никогда не получу, меня не будет. Я хочу, чтобы ты знал о моих последних днях, с этой мыслью мне легче уйти из жизни. Людей, Витя, трудно понять по-настоящему... Седьмого июля немцы ворвались в город. В городском саду радио передавало последние известия. Я шла из поликлиники после приема больных и остановилась послушать. Дикторша читала по-украински статью о боях. Я услышала отдалённую стрельбу, потом через сад побежали люди. Я пошла к дому и всё удивлялась, как это пропустила сигнал воздушной тревоги. И вдруг я увидела танк, и кто-то крикнул: - Немцы прорвались! Я сказала: - Не сейте панику. Накануне я заходила к секретарю горсовета, спросила его об отъезде. Он рассердился: - Об этом рано говорить, мы даже списков не составляли. Словом, это были немцы. Всю ночь соседи ходили друг к другу, спокойней всех были малые дети да я. Решила -- что будет со всеми, то будет и со мной. Вначале я ужаснулась, поняла, что никогда тебя не увижу, и мне страстно захотелось ещё раз посмотреть на тебя, поцеловать твой лоб, глаза. А я потом подумала -- ведь счастье, что ты в безопасности. Под утро я заснула и, когда проснулась, почувствовала страшную тоску. Я была в своей комнате, в своей постели, но ощутила себя на чужбине, затерянная, одна. Этим же утром мне напомнили забытое за годы советской власти, что я еврейка. Немцы ехали на грузовике и кричали: <> А затем мне напомнили об этом некоторые мои соседи. Жена дворника стояла под моим окном и говорила соседке: - Слава Богу, жидам конец. Откуда это? Сын её женат на еврейке, и старуха ездила к сыну в гости, рассказывала мне о внуках. Соседка моя, вдова, у неё девочка 6 лет, Алёнушка, синие, чудные глаза, я тебе писала о ней когда-то, зашла ко мне и сказала: - Анна Семеновна, попрошу вас к вечеру убрать вещи, я переберусь в вашу комнату. - Хорошо, я тогда перееду в вашу. - Нет, вы переберетесь в каморку за кухней. Я отказалась, там ни окна, ни печки. Я пошла в поликлинику, а когда вернулась, оказалось: дверь в мою комнату взломали, мои вещи свалили в каморке. Соседка мне сказала: - Я оставила у себя диван, он всё равно не влезет в вашу новую комнатку. Удивительно, она кончила техникум, и покойный муж её был славный и тихий человек, бухгалтер в Укопспилке. - Вы вне закона, -- сказала она таким тоном, словно ей это очень выгодно. А её дочь Аленушка сидела у меня весь вечер, и я ей рассказывала сказки. Это было моё новоселье, и она не хотела идти спать, мать её унесла на руках. А затем, Витенька, поликлинику нашу вновь открыли, а меня и ещё одного врача-еврея уволили. Я попросила деньги за проработанный месяц, но новый заведующий мне сказал: - Пусть вам Сталин платит за то, что вы заработали при советской власти, напишите ему в Москву. Санитарка Маруся обняла меня и тихонько запричитала: - Господи, Боже мой, что с вами будет, что с вами всеми будет. И доктор Ткачев пожал мне руку. Я не знаю, что тяжелей: злорадство или жалостливые взгляды, которыми глядят на подыхающую, шелудивую кошку. Не думала я, что придётся мне всё это пережить. Многие люди поразили меня. И не только тёмные, озлобленные, безграмотные. Вот старик-педагог, пенсионер, ему 75 лет, он всегда спрашивал о тебе, просил передать привет, говорил о тебе: <<Он наша гордость>>. А в эти дни проклятые, встретив меня, не поздоровался, отвернулся. А потом мне рассказывали, -- он на собрании в комендатуре говорил: <<Воздух очистился, не пахнет чесноком>>. Зачем ему это -- ведь эти слова его пачкают. И на том же собрании, сколько клеветы на евреев было... Но, Витенька, конечно, не все пошли на это собрание. Многие отказались. И, знаешь, в моём сознании с царских времен антисемитизм связан с квасным патриотизмом людей из <<Союза Михаила Архангела>>. А здесь я увидела, -- те, что кричат об избавлении России от евреев, унижаются перед немцами, по-лакейски жалки, готовы продать Россию за тридцать немецких сребреников. А тёмные люди из пригорода ходят грабить, захватывают квартиры, одеяла, платья; такие, вероятно, убивали врачей во время холерных бунтов. А есть душевно вялые люди, они поддакивают всему дурному, лишь бы их не заподозрили в несогласии с властями. Ко мне беспрерывно прибегают знакомые с новостями, глаза у всех безумные, люди, как в бреду. Появилось странное выражение: <<перепрятывать вещи>>. Кажется, что у соседа надежней. Перепрятывание вещей напоминает мне игру. Вскоре объявили о переселении евреев, разрешили взять с собой 15 килограммов вещей. На стенах домов висели жёлтенькие объявленьица: <<Всем жидам предлагается переселиться в район Старого города не позднее шести часов вечера 15 июля 1941 года>>. Не переселившимся -- расстрел. Ну вот, Витенька, собралась и я. Взяла я с собой подушку, немного белья, чашечку, которую ты мне когда-то подарил, ложку, нож, две тарелки. Много ли человеку нужно? Взяла несколько инструментов медицинских. Взяла твои письма, фотографии покойной мамы и дяди Давида, и ту, где ты с папой снят, томик Пушкина, <>, томик Мопассана, где <>, словарик, взяла Чехова, где <<Скучная история>> и <<Архиерей>>, -- вот и, оказалось, заполнила всю свою корзинку. Сколько я под этой крышей тебе писем написала, сколько часов ночью проплакала, теперь уж скажу тебе, о своем одиночестве. Простилась с домом, с садиком, посидела несколько минут под деревом, простилась с соседями. Странно устроены некоторые люди. Две соседки при мне стали спорить о том, кто возьмёт себе стулья, кто письменный столик, а стала с ними прощаться, обе заплакали. Попросила соседей Басанько, если после войны ты приедешь узнать обо мне, пусть расскажут поподробней -- и мне обещали. Тронула меня собачонка, дворняжка Тобик, -- последний вечер как-то особенно ласкалась ко мне. Если приедешь, ты её покорми за хорошее отношение к старой жидовке. Когда я собралась в путь и думала, как мне дотащить корзину до Старого города, неожиданно пришел мой пациент Щукин, угрюмый и, как мне казалось, чёрствый человек. Он взялся понести мои вещи, дал мне триста рублей и сказал, что будет раз в неделю приносить мне хлеб к ограде. Он работает в типографии, на фронт его не взяли по болезни глаз. До войны он лечился у меня, и если бы мне предложили перечислить людей с отзывчивой, чистой душой, -- я назвала бы десятки имен, но не его. Знаешь, Витенька, после его прихода я снова почувствовала себя человеком, значит, ко мне не только дворовая собака может относиться по-человечески. Он рассказал мне -- в городской типографии печатается приказ: Евреям запрещено ходить по тротуарам. Они должны носить на груди жёлтую лату в виде шестиконечной звезды. Они не имеют права пользоваться транспортом, банями, посещать амбулатории, ходить в кино, запрещается покупать масло, яйца, молоко, ягоды, белый хлеб, мясо, все овощи, исключая картошку. Покупки на базаре разрешается делать только после шести часов вечера (когда крестьяне уезжают с базара). Старый город будет обнесён колючей проволокой, и выход за проволоку запрещён, можно только под конвоем на принудительные работы. При обнаружении еврея в русском доме хозяину -- расстрел, как за укрытие партизана. Тесть Щукина, старик-крестьянин, приехал из соседнего местечка Чуднова и видел своими глазами, что всех местных евреев с узлами и чемоданами погнали в лес, и оттуда в течение всего дня доносились выстрелы и дикие крики, ни один человек не вернулся. А немцы, стоявшие на квартире у тестя, пришли поздно вечером -- пьяные, и ещё пили до утра, пели и при старике делили между собой брошки, кольца, браслеты. Не знаю, случайный ли это произвол или предвестие ждущей и нас судьбы? Как печален был мой путь, сыночек, в средневековое гетто. Я шла по городу, в котором проработала 20 лет. Сперва мы шли по пустынной Свечной улице. Но когда мы вышли на Никольскую, я увидела сотни людей, шедших в это проклятое гетто. Улица стала белой от узлов, от подушек. Больных вели под руки. Парализованного отца доктора Маргулиса несли на одеяле. Один молодой человек нёс на руках старуху, а за ним шли жена и дети, нагруженные узлами. Заведующий магазином бакалеи Гордон, толстый, с одышкой, шёл в пальто с меховым воротником, а по лицу его тёк пот. Поразил меня один молодой человек, он шёл без вещей, подняв голову, держа перед собой раскрытую книгу, с надменным и спокойным лицом. Но сколько рядом было безумных, полных ужаса. Шли мы по мостовой, а на тротуарах стояли люди и смотрели. Одно время я шла с Маргулисами и слышала сочувственные вздохи женщин. А над Гордоном в зимнем пальто смеялись, хотя, поверь, он был ужасен, не смешон. Видела много знакомых лиц. Одни слегка кивали мне, прощаясь, другие отворачивались. Мне кажется, в этой толпе равнодушных глаз не было; были любопытные, были безжалостные, но несколько раз я видела заплаканные глаза. Я посмотрела-- две толпы, евреи в пальто, шапках, женщины в тёплых платках, а вторая толпа на тротуаре одета по-летнему. Светлые кофточки, мужчины без пиджаков, некоторые в вышитых украинских рубахах. Мне показалось, что для евреев, идущих по улице, уже и солнце отказалось светить, они идут среди декабрьской ночной стужи. У входа в гетто я простилась с моим спутником, он мне показал место у проволочного заграждения, где мы будем встречаться. Знаешь, Витенька, что я испытала, попав за проволоку? Я думала, что почувствую ужас. Но, представь, в этом загоне для скота мне стало легче на душе. Не думай, не потому, что у меня рабская душа. Нет. Нет. Вокруг меня были люди одной судьбы, и в гетто я не должна, как лошадь, ходить по мостовой, и нет взоров злобы, и знакомые люди смотрят мне в глаза и не избегают со мной встречи. В этом загоне все носят печать, поставленную на нас фашистами, и поэтому здесь не так жжёт мою душу эта печать. Здесь я себя почувствовала не бесправным скотом, а несчастным человеком. От этого мне стало легче. Я поселилась вместе со своим коллегой, доктором-терапевтом Шперлингом, в мазаном домике из двух комнатушек. У Шперлингов две взрослые дочери и сын, мальчик лет двенадцати. Я подолгу смотрю на его худенькое личико и печальные большие глаза; его зовут Юра, а я раза два называла его Витей, и он меня поправлял: <<Я Юра, а не Витя>>. Как различны характеры людей! Шперлинг в свои пятьдесят восемь лет полон энергии. Он раздобыл матрацы, керосин, подводу дров. Ночью внесли в домик мешок муки и полмешка фасоли. Он радуется всякому своему успеху, как молодожён. Вчера он развешивал коврики. <<Ничего, ничего, все переживём, -- повторяет он. -- Главное, запастись продуктами и дровами>>. Он сказал мне, что в гетто следует устроить школу. Он даже предложил мне давать Юре уроки французского языка и платить за урок тарелкой супа. Я согласилась. Жена Шперлинга, толстая Фанни Борисовна, вздыхает: <<Всё погибло, мы погибли>>. Но при этом следит, чтобы её старшая дочь Люба, доброе и милое существо, не дала кому-нибудь горсть фасоли или ломтик хлеба. А младшая, любимица матери, Аля -- истинное исчадие ада: властная, подозрительная, скупая; она кричит на отца, на сестру. Перед войной она приехала погостить из Москвы и застряла. Боже мой, какая нужда вокруг! Если бы те, кто говорят о богатстве евреев и о том, что у них всегда накоплено на чёрный день, посмотрели на наш Старый город. Вот он и пришёл, чёрный день, чернее не бывает. Ведь в Старом городе не только переселённые с 15 килограммами багажа, здесь всегда жили ремесленники, старики, рабочие, санитарки. В какой ужасной тесноте жили они и живут. Как едят! Посмотрел бы ты на эти полуразваленные, вросшие в землю хибарки. Витенька, здесь я вижу много плохих людей -- жадных, трусливых, хитрых, даже готовых на предательство. Есть тут один страшный человек, Эпштейн, попавший к нам из какого-то польского городка. Он носит повязку на рукаве и ходит с немцами на обыски, участвует в допросах, пьянствует с украинскими полицаями, и они посылают его по домам вымогать водку, деньги, продукты. Я раза два видела его -- рослый, красивый, в франтовском кремовом костюме, и даже жёлтая звезда, пришитая к его пиджаку, выглядит, как жёлтая хризантема. Но я хочу тебе сказать и о другом. Я никогда не чувствовала себя еврейкой. С детских лет я росла в среде русских подруг, я любила больше всех поэтов Пушкина, Некрасова, и пьеса, на которой я плакала вместе со всем зрительным залом, съездом русских земских врачей, была <<Дядя Ваня>> со Станиславским. А когда-то, Витенька, когда я была четырнадцатилетней девочкой, наша семья собралась эмигрировать в Южную Америку. И я сказала папе: <<Не поеду никуда из России, лучше утоплюсь>>. И не уехала. А вот в эти ужасные дни мое сердце наполнилось материнской нежностью к еврейскому народу. Раньше я не знала этой любви. Она напоминает мне мою любовь к тебе, дорогой сынок. Я хожу к больным на дом. В крошечные комнатки втиснуты десятки людей: полуслепые старики, грудные дети, беременные. Я привыкла в человеческих глазах искать симптомы болезней -- глаукомы, катаракты. Я теперь не могу так смотреть в глаза людям, -- в глазах я вижу лишь отражение души. Хорошей души, Витенька! Печальной и доброй, усмехающейся и обречённой, побеждённой насилием и в то же время торжествующей над насилием. Сильной, Витя, души! Если бы ты слышал, с каким вниманием старики и старухи расспрашивают меня о тебе. Как сердечно утешают меня люди, которым я ни на что не жалуюсь, люди, чьё положение ужасней моего. Мне иногда кажется, что не я хожу к больным, а, наоборот, народный добрый врач лечит мою душу. А как трогательно вручают мне за лечение кусок хлеба, луковку, горсть фасоли. Поверь, Витенька, это не плата за визиты! Когда пожилой рабочий пожимает мне руку и вкладывает в сумочку две-три картофелины и говорит: <<Ну, ну, доктор, я вас прошу>>, у меня слёзы выступают на глазах. Что-то в этом такое есть чистое, отеческое, доброе, не могу словами передать тебе это. Я не хочу утешать тебя тем, что легко жила это время. Ты удивляйся, как моё сердце не разорвалось от боли. Но не мучься мыслью, что я голодала, я за все это время ни разу не была голодна. И ещё -- я не чувствовала себя одинокой. Что сказать тебе о людях, Витя? Люди поражают меня хорошим и плохим. Они необычайно разные, хотя все переживают одну судьбу. Но, представь себе, если во время грозы большинство старается спрятаться от ливня, это ещё не значит, что все люди одинаковы. Да и прячется от дождя каждый по-своему... Доктор Шперлинг уверен, что преследования евреев временные, пока война. Таких, как он, немало, и я вижу, чем больше в людях оптимизма, тем они мелочней, тем эгоистичней. Если во время обеда приходит кто-нибудь, Аля и Фанни Борисовна немедленно прячут еду. Ко мне Шперлинги относятся хорошо, тем более что я ем мало и приношу продуктов больше, чем потребляю. Но я решила уйти от них, они мне неприятны. Подыскиваю себе уголок. Чем больше печали в человеке, чем меньше он надеется выжить, тем он шире, добрее, лучше. Беднота, жестянщики, портняги, обречённые на гибель, куда благородней, шире и умней, чем те, кто ухитрились запасти кое-какие продукты. Молоденькие учительницы, чудик-старый учитель и шахматист Шпильберг, тихие библиотекарши, инженер Рейвич, который беспомощней ребенка, но мечтает вооружить гетто самодельными гранатами -- что за чудные, непрактичные, милые, грустные и добрые люди. Здесь я вижу, что надежда почти никогда не связана с разумом, она бессмысленна, я думаю, её родил инстинкт. Люди, Витя, живут так, как будто впереди долгие годы. Нельзя понять, глупо это или умно, просто так оно есть. И я подчинилась этому закону. Здесь пришли две женщины из местечка и рассказывают то же, что рассказывал мне мой друг. Немцы в округе уничтожают всех евреев, не щадя детей, стариков. Приезжают на машинах немцы и полицаи и берут несколько десятков мужчин на полевые работы, они копают рвы, а затем через два-три дня немцы гонят еврейское население к этим рвам и расстреливают всех поголовно. Всюду в местечках вокруг нашего города вырастают эти еврейские курганы. В соседнем доме живёт девушка из Польши. Она рассказывает, что там убийства идут постоянно, евреев вырезают всех до единого, и евреи сохранились лишь в нескольких гетто -- в Варшаве, в Лодзи, Радоме. И когда я всё это обдумала, для меня стало совершенно ясно, что нас здесь собрали не для того, чтобы сохранить, как зубров в Беловежской пуще, а для убоя. По плану дойдёт и до нас очередь через неделю, две. Но, представь, понимая это, я продолжаю лечить больных и говорю: <<Если будете систематически промывать лекарством глаза, то через две-три недели выздоровеете>>. Я наблюдаю старика, которому можно будет через полгода-год снять катаракту. Я задаю Юре уроки французского языка, огорчаюсь его неправильному произношению. А тут же немцы, врываясь в гетто, грабят, часовые, развлекаясь, стреляют из-за проволоки в детей, и всё новые, новые люди подтверждают, что наша судьба может решиться в любой день. Вот так оно происходит -- люди продолжают жить. У нас тут даже недавно была свадьба. Слухи рождаются десятками. То, задыхаясь от радости, сосед сообщает, что наши войска перешли в наступление и немцы бегут. То вдруг рождается слух, что советское правительство и Черчилль предъявили немцам ультиматум, и Гитлер приказал не убивать евреев. То сообщают, что евреев будут обменивать на немецких военнопленных. Оказывается, нигде нет столько надежд, как в гетто. Мир полон событий, и все события, смысл их, причина, всегда одни -- спасение евреев. Какое богатство надежды! А источник этих надежд один -- жизненный инстинкт, без всякой логики сопротивляющийся страшной необходимости погибнуть нам всем без следа. И вот смотрю и не верю: неужели все мы -- приговорённые, ждущие казни? Парикмахеры, сапожники, портные, врачи, печники -- . все работают. Открылся даже маленький родильный дом, вернее, подобие такого дома. Сохнет белье, идёт стирка, готовится обед, дети ходят с 1 сентября в школу, и матери расспрашивают учителей об отметках ребят. Старик Шпильберг отдал в переплёт несколько книг. Аля Шперлинг занимается по утрам физкультурой, а перед сном наворачивает волосы на папильотки, ссорится с отцом, требует себе какие-то два летних отреза. И я с утра до ночи занята -- хожу к больным, даю уроки, штопаю, стираю, готовлюсь к зиме, подшиваю вату под осеннее пальто. Я слушаю рассказы о карах, обрушившихся на евреев. Знакомую, жену юрисконсульта, избили до потери сознания за покупку утиного яйца для ребенка. Мальчику, сыну провизора Сироты, прострелили плечо, когда он пробовал пролезть под проволокой и достать закатившийся мяч. А потом снова слухи, слухи, слухи. Вот и не слухи. Сегодня немцы угнали восемьдесят молодых мужчин на работы, якобы копать картошку, и некоторые люди радовались -- сумеют принести немного картошки для родных. Но я поняла, о какой картошке идет речь. Ночь в гетто -- особое время, Витя. Знаешь, друг мой, я всегда приучала тебя говорить мне правду, сын должен всегда говорить матери правду. Но и мать должна говорить сыну правду. Не думай, Витенька, что твоя мама -- сильный человек. Я -- слабая. Я боюсь боли и трушу, садясь в зубоврачебное кресло. В детстве я боялась грома, боялась темноты. Старухой я боялась болезней, одиночества, боялась, что, заболев, не смогу работать, сделаюсь обузой для тебя и ты мне дашь это почувствовать. Я боялась войны. Теперь по ночам, Витя, меня охватывает ужас, от которого леденеет сердце. Меня ждёт гибель. Мне хочется звать тебя на помощь. Когда-то ты ребенком прибегал ко мне, ища защиты. И теперь в минуты слабости мне хочется спрятать свою голову на твоих коленях, чтобы ты, умный, сильный, прикрыл её, защитил. Я не только сильна духом, Витя, я и слаба. Часто думаю о самоубийстве, но я не знаю, слабость, или сила, или бессмысленная надежда удерживают меня. Но хватит. Я засыпаю и вижу сны. Часто вижу покойную маму, разговариваю с ней. Сегодня ночью видела во сне Сашеньку Шапошникову, когда вместе жили в Париже. Но тебя ни разу не видела во сне, хотя всегда думаю о тебе, даже в минуты ужасного волнения. Просыпаюсь, и вдруг этот потолок, и я вспоминаю, что на нашей земле немцы, я прокажённая, и мне кажется, что я не проснулась, а, наоборот, заснула и вижу сон. Но проходит несколько минут, я слышу, как Аля спорит с Любой, чья очередь отправиться к колодцу, слышу разговоры о том, что ночью на соседней улице немцы проломили голову старику. Ко мне пришла знакомая, студентка педтехникума, и позвала к больному. Оказалось, она скрывает лейтенанта, раненного в плечо, с обожжённым глазом. Милый, измученный юноша с волжской, окающей речью. Он ночью пробрался за проволоку и нашел приют в гетто. Глаз у него оказался повреждён несильно, я сумела приостановить нагноение. Он много рассказывал о боях, о бегстве наших войск, навёл на меня тоску. Хочет отдохнуть и пойти через линию фронта. С ним пойдут несколько юношей, один из них был моим учеником. Ох, Витенька, если б я могла пойти с ними! Я так радовалась, оказывая помощь этому парню, мне казалось, вот и я участвую в войне с фашизмом. Ему принесли картошки, хлеба, фасоли, а какая-то бабушка связала ему шерстяные носки. Сегодня день наполнен драматизмом. Накануне Аля через свою русскую знакомую достала паспорт умершей в больнице молодой русской девушки. Ночью Аля уйдёт. И сегодня мы узнали от знакомого крестьянина, проезжавшего мимо ограды гетто, что евреи, посланные копать картошку, роют глубокие рвы в четырех верстах от города, возле аэродрома, по дороге на Романовку. Запомни, Витя, это название, там ты найдёшь братскую могилу, где будет лежать твоя мать. Даже Шперлинг понял всё, весь день бледен, губы дрожат, растерянно спрашивает меня: <<Есть ли надежда, что специалистов оставят в живых?>> Действительно, рассказывают, в некоторых местечках лучших портных, сапожников и врачей не подвергли казни. И всё же вечером Шперлинг позвал старика-печника, и тот сделал тайник в стене для муки и соли. И я вечером с Юрой читала <>. Помнишь, мы читали вслух мой любимый рассказ <> и переглянулись с тобой, рассмеялись, и у обоих слёзы были на глазах. Потом я задала Юре уроки на послезавтра. Так нужно. Но какое щемящее чувство у меня было, когда я смотрела на печальное личико моего ученика, на его пальцы, записывающие в тетрадку номера заданных ему параграфов грамматики. И сколько этих детей: чудные глаза, тёмные кудрявые волосы, среди них есть, наверное, будущие учёные, физики, медицинские профессора, музыканты, может быть, поэты. Я смотрю, как они бегут по утрам в школу, не по-детски серьезные, с расширенными трагическими глазами. А иногда они начинают возиться, дерутся, хохочут, и от этого на душе не веселей, а ужас охватывает. Говорят, что дети наше будущее, но что скажешь об этих детях? Им не стать музыкантами, сапожниками, закройщиками. И я ясно сегодня ночью представила себе, как весь этот шумный мир бородатых озабоченных папаш, ворчливых бабушек, создательниц медовых пряников, гусиных шеек, мир свадебных обычаев, поговорок, субботних праздников уйдет навек в землю. И после войны жизнь снова зашумит, а нас не будет. Мы исчезнем, как исчезли ацтеки. Крестьянин, который привёз весть о подготовке могил, рассказывает, что его жена ночью плакала, причитала: <<Они и шьют, и сапожники, и кожу выделывают, и часы чинят, и лекарства в аптеке продают... Что ж это будет, когда их всех поубивают?>> И так ясно я увидела, как, проходя мимо развалин, кто-нибудь скажет: <<Помнишь, тут жили когда-то евреи, печник Борух. В субботний вечер его старуха сидела на скамейке, а возле неё играли дети>>. А второй собеседник скажет: <<А вон под той старой грушей-кислицей обычно сидела докторша, забыл её фамилию. Я у неё когда-то лечил глаза, после работы она всегда выносила плетеный стул и сидела с книжкой>>. Так оно будет, Витя. Как будто страшное дуновение прошло по лицам, все почувствовали, что приближается срок. Витенька, я хочу сказать тебе... нет, не то, не то. Витенька, я заканчиваю свое письмо и отнесу его к ограде гетто и передам своему другу. Это письмо нелегко оборвать, оно -- мой последний разговор с тобой, и, переправив письмо, я окончательно ухожу от тебя, ты уж никогда не узнаешь о последних моих часах. Это наше самое последнее расставание. Что скажу я тебе, прощаясь, перед вечной разлукой? В эти дни, как и всю жизнь, ты был моей радостью. По ночам я вспоминала тебя, твою детскую одежду, твои первые книжки, вспоминала твоё первое письмо, первый школьный день. Всё, всё вспоминала от первых дней твоей жизни до последней весточки от тебя, телеграммы, полученной 30 июня. Я закрывала глаза, и мне казалось -- ты заслонил меня от надвигающегося ужаса, мой друг. А когда я вспоминала, что происходит вокруг, я радовалась, что ты не возле меня -- пусть ужасная судьба минет тебя. Витя, я всегда была одинока. В бессонные ночи я плакала от тоски. Ведь никто не знал этого. Моим утешением была мысль о том, что я расскажу тебе о своей жизни. Расскажу, почему мы разошлись с твоим папой, почему такие долгие годы я жила одна. И я часто думала, -- как Витя удивится, узнав, что мама его делала ошибки, безумствовала, ревновала, что её ревновали, была такой, как все молодые. Но моя судьба -- закончить жизнь одиноко, не поделившись с тобой. Иногда мне казалось, что я не должна жить вдали от тебя, слишком я тебя любила. Думала, что любовь даёт мне право быть с тобой на старости. Иногда мне казалось, что я не должна жить вместе с тобой, слишком я тебя любила. Ну, enfin... Будь всегда счастлив с теми, кого ты любишь, кто окружает тебя, кто стал для тебя ближе матери. Прости меня. С улицы слышен плач женщин, ругань полицейских, а я смотрю на эти страницы, и мне кажется, что я защищена от страшного мира, полного страдания. Как закончить мне письмо? Где взять силы, сынок? Есть ли человеческие слова, способные выразить мою любовь к тебе? Целую тебя, твои глаза, твой лоб, волосы. Помни, что всегда в дни счастья и в день горя материнская любовь с тобой, её никто не в силах убить. Витенька... Вот и последняя строка последнего маминого письма к тебе. Живи, живи, живи вечно... Мама.

Бостон


понедельник, 15 апреля 2013 г.

Музыка марширующих орков

"Музыка марширующих орков*. 
Легионы разбуженных бесов выступили в Великий поход. Бараны, встав на задние ноги, закатив глаза к звездам, побатальонно печатают шаг. 
Лысые головы сияют, как каски, скрипят складки на тупых загривках, на вздувшихся бицепсах корчится руническая вязь. Правая ладонь в непроизвольной эрекции взлетает вверх. Девки скулят, как суки по весне. 
Т а к и е не пощадят, порвут до ушей. И черт с ней! Слава их веселому, бешеному богу! 
##* Низшие существа мира Зла в цикле романов Толкиена "Властелин Колец""

Стань человеком-государством

Стань человеком-государством, подними свой собственный флаг и прими личную конституцию, заключи договор о ненападении с соседями - и будь счастлив.
А придет нужда, умри за свое внутреннее государство, как за единственно возможную родину



Компания "Де Бирс Интернэшнл"

"##* Компания "Де Бирс Интернэшнл" принадлежит финансовому клану Оппенгеймеров и контролирует восемьдесят процентов мирового оборота алмазов. В 1948 году заключила эксклюзивный договор с СССР на поставку на международный рынок неограненных алмазов из месторождений Сибири. Совпадение дат заключения договора, создания государства Израиль и краха проекта создания еврейской республики в Крыму (цена вопроса - 10 млрд долл. инвестиций от международных сионистских кругов), окончившееся расстрелом лидеров Еврейского антифашистского комитета, - тема отдельного исследования.

Об играх сильных мира сего


Сделайте над собой усилие и постарайтесь мыслить х и щ н о: агрессивно выстраивайте комбинацию, закладывайте максимальное количество жертв, ставьте целью не обезоружить, а растоптать противника, заранее подбирайте ответственных за ваши ошибки и подозревайте всех в саботаже и измене, только так вы хоть что-нибудь поймете в играх сильных мира сего. И то задним числом. 

"А сэр Черчилль смерти не боялся. Он смело попыл на круизном судне через Атлантику, кишащую немецкими подводными лодками, на встречу с Рузвельтом. Рисковал английский премьер отчаянно, можно сказать, бравировал на виду у всего мира. Англия, вжавшая голову в плечи от непрекращающихся бомбежек, восхитилась мужеству своего кормчего. Их вождь рисковал наравне со всеми! Ага...
В трюмах его парохода находились п я т ь тысяч немецких военнопленных. В качестве страхового полиса. И у морских волков гросс-адмирала Деница рука не поднялась торпедировать судно. Так и плыли следом, сверля борт судна взглядом через оптику перископа. Растирали пот на небритых рожах, скалились по-волчьи и матерились сквозь стиснутые зубы. Но команды "Торпеды - к бою!" так и не отдали. У подводников Рейха, безжалостно топивших все, что плавало под вражеским флагом, хватило понятия об офицерской чести: пять тысяч своих в обмен на одного толстяка - это чересчур, после такой победы мундир не отмоешь*. Но Черчиллю с высоты положения, конечно, виднее... Только и Шамиль Басаев прикрывался сотней беременных женщин.
Нравы войны, скажете вы? Нет, нравы сильных мира сего"
"##* Эпизод из книги В. Уткина "Уинстон Черчилль", М.: Эксмо, 2002. "

О Бюджете


Вонзить зубы в плохо прожаренный кусок убоинки, размазать по морде остро пахнущий сок жизни, зарычать утробно от кайфа да стрельнуть острым глазом в ближнего, чтобы не лез без очереди, - это в нас от пещерного предка.
 От него нам достались способность пожирать ближних и "инстинкт власти"

Люди бюджет делят, как троглодиты мамонта

Инженер

Увы, я не Христос. И даже не Иоанн с Предтеча. 
Я лишь мастер, обтесывающий камни для будущего Храма. 
Кандидатов порулить всегда в избытке. Каждый желает покрасоваться на капитанском мостике, в избытке есть и штурманы, ведающие правильный курс в светлое будущее. 
Но пароход придумывают и строят не они. Одна ошибка в расчетах инженера, и самый умный штурман и самый жесткий капитан не в силах будут отменить закон Бойля Мариотта. 
Судно по всем законам физики даст течь и - окажется на дне

Какая техника используется в производстве, таков и уровень отношений в обществе

Какая техника используется в производстве, таков и уровень отношений в обществе
Иными словами, раб может пахать только плугом, раб на тракторе нонсенс. 
Можно до паранойи контролировать идеологическую инфантильность подданных, чем занимаются все диктаторы, но как только ты допустил массовое внедрение новой техники, неизбежно изменятся общественные отношения.

Женщины

Как только женщины получили в руки эффективное средство перехитрить природу, они обрели свободу. Свободу от необходимости расплачиваться беременностью за половой акт. 

Тревожно


Петр Первый за волосы втащил сонную Россию в восемнадцатый век. 
Сталин пинком сапога загнал в двадцатый - век электричества, легированных сталей и атома. Не будь этого монстра и душегуба, после Первой мировой войны Россия превратилась бы в аграрно-сырьевой придаток для западной цивилизации. Индустриализация, проведенная Сталиным, отбросила перспективу превращения России в колонию на пятьдесят лет. 
Все, кто пришел после Сталина, попросту паразитировали на его наследстве. 
И теперь ребром встает вопрос - кто перетащит полудохлую Россию через порог миллениума, в двадцать первый век? 

Родина


Сдавай слабого, копай под сильного, топи ближнего, копи компромат на всех, точи зубы и смотри в оба.

С волками жить, с ружьем ходить

Лезь из шкуры вон, дабы оказаться своим в одной из стай, выть вместе со всеми, скопом наваливаться на жертву, жадно отхватывать себе кусок послаще, клыками и когтями цепляться за отведенное тебе в стае место

Одного факта рождения в стране березового ситца, серебристой ржи при луне, темных аллей, антоновских яблок и прочих красот природы вполне достаточно для преждевременной смерти.


Русский же он как: прочтет случайно найденную книжку без обложки, поскребет в затылке, оглянется окрест, и душа его скорбью полна станет. А от полноты чувств народ-богоносец такое учудить может, небесам тошно станет


Просто я знаю, что ленивый народ в Сибири городов не строит, армия трусов не входит в чужие столицы

Улыбка


Улыбка - отличительный знак победителя. 
И помни, если выглядишь как еда...
...тебя обязательно сожрут

Маркеев: Внутреннее. Цена Посвящения.

У нас, как ты знаешь, нет наград и привилегий. У нас нет приказов, начальников, подчиненных. 
Нет устава, иерархии и бюрократии. 
По сути - нас нет.
Возможно, только поэтому мы еще существуем. 
Мы открываем Знания, дающие силу, а Знания обязывают к действию. Но каждый из нас действует исключительно исходя из своей сути. 
У всех она разная, поэтому ни просчитать, ни упредить действия  невозможно. 
У них есть все, в чем мы себе сознательно отказываем.
Но в чужой монастырь, как известно... Так или иначе, из уважения к традициям наших временных союзников я обязан передать тебе эти знаки отличия, их пароль и ритуальный жест. 
Возьми его, запомни пароль и жест, и перед тобой откроются все аристократические салоны, кабинеты управляющих банков, комнаты секретных переговоров и хранилища тайных документов. 
Вероятнее всего, новообретенные братья поспособствуют легализации тайного звания в мире профанов: повесят на грудь Орден подвязки, присвоят научную степень или раскрутят бизнес, а для общей пользы сочетают браком с дамой, из семьи не ниже по уровню посвящения. И дети от этого брака с рождения получат недоступную "безродным" степень посвящения. 
Мы никого не зовем, но нашедших нас не прогоняем прочь. Принимая присягу на верность, мы оставляем за вступившим право выбора. Право выбора - это Закон. 
Мы не боимся предательства, изменить нам - значит изменить самому себе. А это - смерть.

воскресенье, 14 апреля 2013 г.

распорядок планктона

Брежнев

суббота, 13 апреля 2013 г.

Лебедев-Вокруг смеха

Гениальный номер. Аж передергивает :)

четверг, 11 апреля 2013 г.

Два фильма

Позже напишу текст.

Волосатый ломится от быков ))

среда, 10 апреля 2013 г.

Тот кому глупости не нужны

Основатель Google Сергей Брин едет на работу

Только вот не надо нас дурачить :)



Снимок сделан на рабочем месте :)

понедельник, 8 апреля 2013 г.

Путин и Меркель подверглись атаке :)

Но...ФСО облажалось, а если террорист с бомбой?

Лучше быть хорошим человеком, "ругающимся матом", чем тихой, воспитанной тварью. (Ф,Раневская)
Ни один победитель не верит в случайность. Фридрих Ницше

воскресенье, 7 апреля 2013 г.

ХРИСТАРАДИНА. Про пехтинг

Ефремов

ДА ХАЛКА ЧУТЬ НЕ УБИЛИ !!!

We cannot be sure that we have something to live for unless we are ready to die for it.

О Спартаке при Карпине

ЧЕРНОВИК, собираюсь расшифровать в удобоваримый вид и мож деталями дополнить.

еще о Каpпине тут, тут, тут и тут

суббота, 6 апреля 2013 г.

!!!


пятница, 5 апреля 2013 г.

Объяснительная вежливого мотоциклиста



Объяснительная вежливого мотоциклиста

В сети всплыла любопытная история о том, как законопослушный мотоциклист спас девушку и ребенка, а потом отбился от хамов на Хаммере.

Объяснительная, которую мужчина предоставил позже, написана от души и неплохо передает все, что происходило в момент аварии и после нее.

"Я, ФИО, двигался __.__.2013 года в__.__в сторону пр.Красной Армии на скутере Gilera Fuoco 500. Правил не нарушал, за дорожной ситуацией следил.

На перекрестке с ул.Бероунская неожиданно для меня и прочих участников ДТД на красный свет выехал а/м Hummer черного цвета без должным образом установленного госномера. Я, земетив опасность и избегая ДТП был вынужден в торможении выехать на полосу встречного движения, где и остановился на обочине.

В процессе торможения, маневра и остановки услышал сильный удар сзади. Обернувшись увидел, что а/м Hummer ударил следующий со мной в одном направлении а/м Suzuki Jimny госномер ______, практически оторвав ему капотное пространство. Заметив за рулем пострадавшего а/м Suzuki Jimny девушку, я отправился оказывать ей возможную первую помощь.

Подойдя к машине я заметил ребенка в детском кресле на заднем сидении. Я открыл багажник пострадавшего автомобиля, через него достал ребенка (мальчик лет 4 примерно), взял там же знак аварийной остановки, установил его и через окно водительской двери помог выбраться наружу девушке-водителю.

Препроводив ее и ребенка на обочину и убедившись, что они серьезно не пострадали, я попросил водителя а/м Mitsubishi Airtrek госномер______, который тоже остановился для оказания помощи, вызвать Скорую Помощь и ГАИ. Далее я подошел к а/м Hummer исключительно с целью убедиться, нужна ли его водителю моя помощь. В открытое окно данного а/м я увидел двух лиц, прибывших явно из южных регионов. Об этом свидетельствовала темная кожа, курчавые жесткие волосы и характерные черты лица.

Я предположил, что передо мной находятся заблудившиеся испанские туристы и дружелюбно спросил на их родном языке, не заметили ли они красный цвет светофора — Al huele pido rosa? (Испанский язык я изучал в школе при посольстве СССР в Мадриде, где водителем работал мой отец).

В ответ водитель а/м Hummer через открытое окно своего автомобиля ударил меня левой рукой в область головы. Так как шлем, в котором я обязан ездить по ПДД я на этот момент не снял, то удар пришелся по нему. Именно этим я объясняю сломанные 4 пальца на его левой руке. Далее он выскочил из машины и нанес так же в район головы удар правой рукой. Именно этим я могу объяснить перелом ее в районе лучевой кости.

Выскочивший затем из этого же автомобиля пассажир нанес мне удар каким-то тяжелым предметом по спине, я с ним в единоборство вступать не стал, а просто аккуратно положил на асфальт и как законопослушный гражданин принялся ждать прибытие наряда ГАИ. Каких-либо повреждений он мне не нанес, так как под курткой я был одет в мотоэкипировку, в просторечии более известной как «черепаха». Его сломанный нос и сломанную челюсть могу объяснить тем, что подушки безопасности в момент удара а/м Hummer о а/м Suzuki Jimny не сработали и он поранился о переднюю панель автомобиля.

О разорванном в клочья служебном удостоверении Помощника Депутата Махачкалинского Совета Депутатов на имя… ФИО...., я ничего сообщить не могу, так как мне это не известно. Так же мне не известно, как порванное служебное удостоверение могло оказаться во рту и пищеводе водителя а/м Hummer.

Что-либо сообщить о собравшейся вокруг места ДТП группе граждан на мотоциклах и скутерах не могу, так как я совершенно не знаю этих людей.

Так же мне абсолютно ничего не известно о том, кто порезал все колеса а/м Hummer, кто проткнул его крышу ломом, кто разбил все стекла и порезал кожаный салон, тем самым приведя его в негодность, и уже упомянутым ломом разворотил и так поврежденный капот и повредил двигатель.

Правдивость моих слов могут подтвердить свидетели и участники ДТП, например водители а/м Mitsubishi Airtrek госномер______ и а/м Suzuki Jimny.

Дата __.__.2013г. Подпись_________(___________)"


В сети всплыла любопытная история о том, как законопослушный мотоциклист спас девушку и ребенка, а потом отбился от хамов на Хаммере.

Объяснительная, которую мужчина предоставил позже, написана от души и неплохо передает все, что происходило в момент аварии и после нее.

"Я, ФИО, двигался __.__.2013 года в__.__в сторону пр.Красной Армии на скутере Gilera Fuoco 500. Правил не нарушал, за дорожной ситуацией следил.

На перекрестке с ул.Бероунская неожиданно для меня и прочих участников ДТД на красный свет выехал а/м Hummer черного цвета без должным образом установленного госномера. Я, земетив опасность и избегая ДТП был вынужден в торможении выехать на полосу встречного движения, где и остановился на обочине.

В процессе торможения, маневра и остановки услышал сильный удар сзади. Обернувшись увидел, что а/м Hummer ударил следующий со мной в одном направлении а/м Suzuki Jimny госномер ______, практически оторвав ему капотное пространство. Заметив за рулем пострадавшего а/м Suzuki Jimny девушку, я отправился оказывать ей возможную первую помощь.

Подойдя к машине я заметил ребенка в детском кресле на заднем сидении. Я открыл багажник пострадавшего автомобиля, через него достал ребенка (мальчик лет 4 примерно), взял там же знак аварийной остановки, установил его и через окно водительской двери помог выбраться наружу девушке-водителю.

Препроводив ее и ребенка на обочину и убедившись, что они серьезно не пострадали, я попросил водителя а/м Mitsubishi Airtrek госномер______, который тоже остановился для оказания помощи, вызвать Скорую Помощь и ГАИ. Далее я подошел к а/м Hummer исключительно с целью убедиться, нужна ли его водителю моя помощь. В открытое окно данного а/м я увидел двух лиц, прибывших явно из южных регионов. Об этом свидетельствовала темная кожа, курчавые жесткие волосы и характерные черты лица.

Я предположил, что передо мной находятся заблудившиеся испанские туристы и дружелюбно спросил на их родном языке, не заметили ли они красный цвет светофора — Al huele pido rosa? (Испанский язык я изучал в школе при посольстве СССР в Мадриде, где водителем работал мой отец).

В ответ водитель а/м Hummer через открытое окно своего автомобиля ударил меня левой рукой в область головы. Так как шлем, в котором я обязан ездить по ПДД я на этот момент не снял, то удар пришелся по нему. Именно этим я объясняю сломанные 4 пальца на его левой руке. Далее он выскочил из машины и нанес так же в район головы удар правой рукой. Именно этим я могу объяснить перелом ее в районе лучевой кости.

Выскочивший затем из этого же автомобиля пассажир нанес мне удар каким-то тяжелым предметом по спине, я с ним в единоборство вступать не стал, а просто аккуратно положил на асфальт и как законопослушный гражданин принялся ждать прибытие наряда ГАИ. Каких-либо повреждений он мне не нанес, так как под курткой я был одет в мотоэкипировку, в просторечии более известной как «черепаха». Его сломанный нос и сломанную челюсть могу объяснить тем, что подушки безопасности в момент удара а/м Hummer о а/м Suzuki Jimny не сработали и он поранился о переднюю панель автомобиля.

О разорванном в клочья служебном удостоверении Помощника Депутата Махачкалинского Совета Депутатов на имя… ФИО...., я ничего сообщить не могу, так как мне это не известно. Так же мне не известно, как порванное служебное удостоверение могло оказаться во рту и пищеводе водителя а/м Hummer.

Что-либо сообщить о собравшейся вокруг места ДТП группе граждан на мотоциклах и скутерах не могу, так как я совершенно не знаю этих людей.

Так же мне абсолютно ничего не известно о том, кто порезал все колеса а/м Hummer, кто проткнул его крышу ломом, кто разбил все стекла и порезал кожаный салон, тем самым приведя его в негодность, и уже упомянутым ломом разворотил и так поврежденный капот и повредил двигатель.

Правдивость моих слов могут подтвердить свидетели и участники ДТП, например водители а/м Mitsubishi Airtrek госномер______ и а/м Suzuki Jimny.

Дата __.__.2013г. Подпись_________(___________)"