суббота, 16 ноября 2013 г.

3 ноября 1996г. С.-Петербург около 3 000 человек 16 ноября. С.-Петербург около 10 000 человек

«Где-то между Ленинградом и Москвой»

Ощущение большого футбола появилось еще задолго до приезда в Петербург. То, что мчишься именно на футбол, стало ясно еще в пятницу поздно вечером, в метро. Казалось что едешь не на Ленинградский вокзал, а куда-нибудь в Черкизово, на стадион «Локомотив». А сам Ленинградский вокзал внутри и снаружи был под завязку оккупированспартачами и напоминал Лужники перед матчем «Спартака», например, с «Динамо» в старые добрые времена, когда болельщики собирались перед стадионом за несколько часов до игры, чтобы просто потусоваться. Уезжать в Питер начали еще за сутки, и даже за двое. Как удалось узнать, на пятницу и на утро субботы были распроданы все билеты на авиарейс «Москва — Петербург». Примерно такая же картина была и с железнодорожными билетами. Добирались кто как мог — самолетами, машинами, поездами скорыми и фирменными, в люксах и бизнес-классом, в купе, плацкарте и даже «общаке».
В пятницу были сформированы два (!) дополнительных состава в Питер. Самые молодые, читай — отчаянные и безденежные — ехали в Санкт-Петербург на «собаках». Именно так на фанатском сленге именуются электрички. Для поездки в Питер их нужно состыковать пять: Москва — Тверь — Окуловка — Бологое — Малые Вишеры — Санкт-Петврбург. Кроме того, многие безбилетники «вписывались» в фирменные и скорые поезда, без проблем доезжая до конечного пункта. Но это уже высший пилотаж…
Вокзал бурлил, переливался красно-белыми цветами, фаныскандировали лозунги и начинали «заправляться». Стоит отметить грамотную работу ОМОНа. Бойцы располагались небольшими группами, переговаривались между собой и ни во что не вмешивались, но при этом зорко следили за порядком.
Как следствие — не было ни конфликтов, ни разбитых витрин, ни мордобоя, так что те люди в погонах, что отвечают за организацию порядка на московских стадионах, могут поучиться у своих коллег из охраны Ленинградского вокзала.
В Питер ехали все. Уже на вокзале или затем на Невском можно было встретить знакомых, которых не видел полтора-два года и которые уже перестали ходить на футбол, но пропустить суперматч с «Аланией» посчитали не возможным,
А что, например, могло заставить поехать на «Петровский» бывших спартаковцев Геннадия Морозова и Евгения Сидорова? Только любовь к футболу и «Спартаку». Что же тогда говорить о болельщиках…
Что такое чартер — знают все. В одном из ярославских изданий я недавно вычитал: местный «Нефтяник» своих соперников привозит на матчи в чартерном… троллейбусе. Теперь получил представление о том, что такое чартерный поезд, в котором «мирных» граждан практически не было. Каждое купе — это фанаты, фанаты их провожающие, ненароком оставшиеся в вагоне, флаги, «розы», спиртное рекой, хождение по гостям из других вагонов в течение всей ночи…
Проводница нашего вагона оказалась подкованной на все сто: «Мы вас заранее ждали. Как узнали, что „Спартак“ будет играть в Ленинграде, так и начали готовиться к сегодняшнему рейсу».
Есть старая фанатская песня, в которой поется о том, что город, в котором играете «Спартак», становится красно-белым. 16 ноября в Петербурге подобные слова не были преувеличением. Москвичи в красно-белых шарфах оккупировали все бистро, кафе, закусочные, гриль-бары, ресторанчики, пивные, пельменные… Нельзя было пройти более полсотни метров, чтобы не встретить группу из 3−10 человек в красно-белом. Спартачи в «розах» и с флагами выглядывали из каждого проходящего троллейбуса или трамвая, а несколько из них умудрились раз добыть катер и рассекали на нем по Неве.
Встречались в этом красно-белом море и фаны в цветах «Динамо», «Торпедо», ЦСКА. Ребята приехали поболеть за «Спартак». Рано утром на Мойке мы встретили армейского фаната, который на вопрос: «А ты что тут делаешь?» крайне удивленно ответил: «Билет иду покупать».
На обратном пути к нам в купе вошел сильно выпивший фанат «Динамо» и сказал: «Я так не болел уже очень давно. Спасибо «Спартаку», спасибо вам». За «Спартак» болела и зенитовская торсида, на трибуне которой был растянут плакат «Руки прочь от Садырина».
Обратный путь был не менее удивителен, чем путь в Питер и сам матч.
Вот несколько фактов. Заглянувший на огонек уроженец Сибири, а ныне — житель Владикавказа, который ездил болеть за «Аланию», пришел с нами пообщаться («Я всю жизнь болел за свой «Спартак», вы, москвичи, болеете за свой, но главное — это футбол»), оказался одноклассником Стаса Черчесова. Он, кстати, поведал о таком интересном факте, что Станислава в Алагире всегда называли Славой, и только в Москве это имя непонятным образом трансформировалось в имя Стас. А еще один попутчик из соседнего купе оказался племянником Владимира Степанова, великого «Болгара», блиставшего в предвоенных чемпионатах СССР…