вторник, 30 сентября 2014 г.

Котов Н.Г.





Ник Вуйчич




Игорь Васильевич ГАМУЛА


понедельник, 29 сентября 2014 г.

воскресенье, 28 сентября 2014 г.

Как занимаются сексом знаки зодиака | Golbii - всё лучшее здесь

Пётр Мамонов - Ну вот я уже в гробу - А мне все мало

Петр Мамонов - Досуги Буги (Авторский клип)

Забытый подвиг Владимира Путина

Мультфильм: "Про детишек"




Это Марадона-то ленивый?!


Цельная партия. Я - Алешина

Доволен. В Блице редко получается цельная партия. Здесь все по классике. Захватил центр, дернуд на ферзевом и закончил на королевском. Без единой потери темпа. Белые начинают и выигрывают.
1. d4 g6 2. g3 Bg7 3. Bg2 Nf6 4. c4 c6 5. e4 d6 6. Nc3 Qb6 7. Nge2 O-O 8. h3 Be6 9. b3 Na6 10. O-O Rad8 11. a4 Qc712. Be3 Qc8 13. Kh2 c5 14. d5 Bd7 15. Qd2 Nc7 16. Bh6 a6 17. Bxg7 Kxg7 18. a5 Nh5 19. g4 Nf6 20. f4 e6 21. Qb2Kg8 22. e5 dxe5 23. d6 Na8 24. fxe5 Ne8 25. Ne4 b6 26. Qd2 Bc6 27. Nf6+ Nxf6 28. exf6 Bxg2 29. Qh6
Анализ партииПреимущество0510152025-10-50510Highcharts.com
Горизонтальная ось
Ходы в партии
Вертикальная ось
Очки преимущества. Положительные значения - преимущество у белых. Отрицательные значения - преимущество у чёрных

И. П. Павлов: "О русском уме в частности"


Иван Петрович Павлов с сотрудниками
Вторая лекция Ивана Петровича Павлова "О русском уме в частности" продолжает публикацию FOIL Blog Magazine "Об уме вообще" и посвящена уму российской интеллигенции.

Во вступлении к этой лекции Павлов с горечью отмечает, что вынужден"говорить о довольно печальных вещах. Но мне думается или, вернее сказать, я чувствую, что наша интеллигенция, т. е. мозг родины, в погребальный час великой России не имеет права на радость и веселье. У нас должна быть одна потребность, одна обязанность – охранять единственно нам оставшееся достоинство: смотреть на самих себя и окружающее без самообмана".

Эти скорбные чувства вызывали происходившие тогда в России события, шел 1918 год. Революция и начавшаяся трансформация общества не просто беспокоили ученого, он видел к каким последствием все это ведет и пытался указать на причины ошибок, которые закрадывались в сам процесс мышления, ведь "то, что произошло, не есть случайность, а имеет свои осязательные причины и эти причины лежат в нас самих, в наших свойствах", в нашем уме.

Павлов обращается в своем анализе именно к интеллигентскому уму, поясняя, что научный ум не имеет в России сколько-нибудь решающего влияния на общественную жизнь, ум же низших масс, "т. е. крестьянский ум по преимуществу. Где мы его видим? Неужели в неизменном трехполье, или в том, что и до сих пор по деревням летом безвозбранно гуляет красный петух, или в бестолочи волостных сходов? Здесь осталось то же невежество, какое было и сотни лет назад".

Поэтому, продолжает ученый, — "то, что имеет значение, определяя суть будущего, – это, конечно, есть ум интеллигентский. И его характеристика интересна, его свойства важны". 
Далее Павлов проводит подробное сравнение интеллигентского ума с теми принципами, которые он вывел для ума ученого, отталкиваясь от результата, от способности ученого открывать природные закономерности, это и есть критерий точности ума. "Ведь у каждого ума одна задача – это правильно видеть действительность, понимать ее и соответственно этому держаться. […] Если требуются известные качества от научного ума, то от жизненного ума они требуются в еще большей степени".

Ниже приведены выдержки из второй лекции "О русском уме в частности"(май 1918 года, Петроград), полный текст можно скачать здесь.


1. Первое свойство ума, которое я установил – это чрезвычайное сосредоточение мысли, стремление мысли безотступно думать, держаться на том вопросе, который намечен для разрешения, держаться дни, недели, месяцы, годы, а в иных случаях и всю жизнь. Как в этом отношении обстоит с русским умом? Мне кажется, мы не наклонны к сосредоточенности, не любим ее, мы даже к ней отрицательно относимся.

Я приведу ряд случаев из жизни. Возьмем наши споры. Они характеризуются чрезвычайной расплывчатостью, мы очень скоро уходим от основной темы. Это наша черта. Возьмем наши заседания. У нас теперь так много всяких заседаний, комиссий. До чего эти заседания длинны, многоречивы и в большинстве случаев безрезультатны и противоречивы! Мы проводим многие часы в бесплодных, ни к чему не ведущих разговорах.

Дальше. Обратитесь к занимающимся русским людям, например к студентам. Каково у них отношение к этой черте ума, к сосредоточенности мыслей? Господа! Все вы знаете – стоит нам увидеть человека, который привязался к делу, сидит над книгой, вдумывается, не отвлекается, не впутывается в споры, и у нас уже зарождается подозрение: недалекий, тупой человек, зубрила. А быть может, это человек, которого мысль захватывает целиком, который пристрастился к своей идее! Или в обществе, в разговоре, стоит человеку расспрашивать, переспрашивать, допытываться, на поставленный вопрос отвечать прямо – у нас уже готов эпитет: неумный, недалекий, тяжелодум!


Мы проводим многие часы в бесплодных, ни к чему не ведущих разговорах.

Очевидно, у нас рекомендующими чертами являются не сосредоточенность, а натиск, быстрота, налет. Это, очевидно, мы и считаем признаком талантливости; кропотливость же и усидчивость для нас плохо вяжутся с представлением о даровитости.

А между тем для настоящего ума эта вдумчивость, остановка на одном предмете есть нормальная вещь. Возьмите гениальных людей. Ведь они сами говорят, что не видят никакой разницы между собой и другими людьми, кроме одной черты, что могут сосредоточиваться на определенной мысли как никто. И тогда ясно, что
эта сосредоточенность есть сила, а подвижность, беготня мысли есть слабость.

2. Второй прием ума – это стремление мысли придти в непосредственное общение с действительностью, минуя все перегородки и сигналы, которые стоят между действительностью и познающим умом. В науке нельзя обойтись без методики, без посредников, и ум всегда разбирается в этой методике, чтоб она не исказила действительности. Мы знаем, что судьба всей нашей работы зависит от правильной методики. Неверна методика, неправильно передают действительность сигналы – и вы получаете неверные, ошибочные, фальшивые факты. Конечно, методика для научного ума – только первый посредник. За ней идет другой посредник – это слово.

Слово – тоже сигнал, оно может быть подходящим и неподходящим, точным и неточным. Я могу представить вам очень яркий пример.

Ученые-натуралисты, которые много работали сами, которые на многих пунктах обращались к действительности непосредственно, такие ученые крайне затрудняются читать лекции о том, чего они сами не проделали. Значит, какая огромная разница между тем, что вы проделали сами, и между тем, что знаете по письму, по передаче других. Настолько резкая разница, что неловко читать о том, чего сам не видел, не делал. Такая заметка идет, между прочим, и от Гельмгольца. Посмотрим, как держится в этом отношении русский интеллигентский ум.


...русский ум не привязан к фактам. Он больше любит слова и ими оперирует.

Я начну со случая, мне хорошо известного. Я читаю физиологию, науку практическую. Теперь стало общим требованием, чтобы такие экспериментальные науки и читались демонстративно, предъявлялись в виде опытов, фактов. Так поступают остальные, так веду свое дело и я. Все мои лекции состоят из демонстраций. И что же вы думаете! Я не видел никакого особенного пристрастия у студентов к той деятельности, которую я им показываю.

Сколько я обращался к своим слушателям, столько я говорил им, что не читаю вам физиологию, я вам показываю. Если бы я читал, вы бы могли меня не слушать, вы могли бы прочесть это по книге, почему я лучше других! Но я вам показываю факты, которых в книге вы не увидите, а потому, чтобы время не пропало даром, возьмите маленький труд. Выберите пять минут времени и заметьте для памяти после лекции, что вы видели. И я оставался гласом вопиющего в пустыне. Едва ли хотя бы один когда-либо последовал моему совету. Я в этом тысячу раз убеждался из разговоров на экзаменах и т. д.

Вы видите, до чего русский ум не привязан к фактам. Он больше любит слова и ими оперирует.

3. Перейдем к следующему качеству ума. Это свобода, абсолютная свобода мысли, свобода, доходящая прямо до абсурдных вещей, до того, чтобы сметь отвергнуть то, что установлено в науке, как непреложное. Если я такой смелости, такой свободы не допущу, я нового никогда не увижу.

Есть ли у нас эта свобода? Надо сказать, что нет. Я помню мои студенческие годы. Говорить что-либо против общего настроения было невозможно. Вас стаскивали с места, называли чуть ли не шпионом. Но это бывает у нас не только в молодые годы. Разве наши представители в Государственной Думе не враги друг другу? Они не политические противники, а именно враги. Стоит кому-либо заговорить не так, как думаете вы, сразу же предполагаются какие-то грязные мотивы, подкуп и т. д. Какая же это свобода?

4. Следующее качество ума – это привязанность мысли к той идее, на которой вы остановились. Если нет привязанности – нет и энергии, нет и успеха. Вы должны любить свою идею, чтобы стараться для ее оправдания. Но затем наступает критический момент. Вы родили идею, она ваша, она вам дорога, но вы вместе с тем должны быть беспристрастны. И если что-нибудь оказывается противным вашей идее, вы должны ее принести в жертву, должны от нее отказаться.


Мы глухи к возражениям не только со стороны иначе думающих, но и со стороны действительности.

Значит, привязанность, связанная с абсолютным беспристрастием, – такова следующая черта ума. Вот почему одно из мучений ученого человека – это постоянные сомнения, когда возникает новая подробность, новое обстоятельство. Вы с тревогой смотрите, что эта новая подробность: за тебя или против тебя. И долгими опытами решается вопрос: смерть вашей идее или она уцелела?

Посмотрим, что в этом отношении у нас. Привязанность у нас есть. Много таких, которые стоят на определенной идее. Но абсолютного беспристрастия – его нет. Мы глухи к возражениям не только со стороны иначе думающих, но и со стороны действительности. В настоящий, переживаемый нами момент я не знаю даже, стоит ли и приводить примеры.

5. Следующая, пятая черта – это обстоятельность, детальность мысли. Что такое действительность? Это есть воплощение различных условий, степени, меры, веса, числа. Вне этого действительности нет. Возьмите астрономию, вспомните, как произошло открытие Нептуна. Когда расчисляли движение Урана, то нашли, что в цифрах чего-то недостает, решили, что должна быть еще какая-то масса, которая влияет на движение Урана. И этой массой оказался Нептун. Все дело заключалось в детальности мысли. И тогда так и говорили, что Леверье кончиком пера открыл Нептун.

То же самое, если вы спуститесь и к сложности жизни. Сколько раз какое-либо маленькое явленьице, которое едва уловил ваш взгляд, перевертывает все вверх дном и является началом нового открытия. Все дело в детальной оценке подробностей, условий. Это основная черта ума.

Что же? Как эта черта в русском уме? Очень плохо. Мы оперируем насквозь общими положениями, мы не хотим знаться ни с мерой, ни с числом. Мы все достоинство полагаем в том, чтобы гнать до предела, не считаясь ни с какими условиями. Это наша основная черта.


Русский человек, не знаю почему, не стремится понять то, что он видит.

6. Следующее свойство ума – это стремление научной мысли к простоте. Простота и ясность – это идеал познания. Вы знаете, что в технике самое простое решение задачи – это и самое ценное. Сложное достижение ничего не стоит. Точно так же мы очень хорошо знаем, что основной признак гениального ума – это простота. Как же мы, русские, относимся к этому свойству?

Русский человек, не знаю почему, не стремится понять то, что он видит. Он не задает вопросов с тем, чтобы овладеть предметом, чего никогда не допустит иностранец. Иностранец никогда не удержится от вопроса. Бывали у меня одновременно и русские, и иностранцы. И в то время, как русский поддакивает, на самом деле не понимая, иностранец непременно допытывается до корня дела. И это проходит насквозь красной нитью через все.

7. Следующее свойство ума – это стремление к истине. Люди часто проводят всю жизнь в кабинете, отыскивая истину. Но это стремление распадается на два акта. Во-первых, стремление к приобретению новых истин, любопытство, любознательность. А другое – это стремление постоянно возвращаться к добытой истине, постоянно убеждаться и наслаждаться тем, что то, что ты приобрел, есть действительно истина, а не мираж. Одно без другого теряет смысл.

Если вы обратитесь к молодому ученому, научному эмбриону, то вы отчетливо видите, что стремление к истине в нем есть, но у него нет стремления к абсолютной гарантии, что это – истина. Он с удовольствием набирает результаты и не задает вопроса, а не есть ли это ошибка? В то время как ученого пленяет не столько то, что это новизна, а что это действительно прочная истина. А что же у нас?

А у нас прежде всего первое – это стремление к новизне, любопытство. Достаточно нам что-либо узнать, и интерес наш этим кончается. (“А, это все уже известно”). Как я говорил на прошлой лекции, истинные любители истины любуются на старые истины, для них – это процесс наслаждения. А у нас – это прописная, избитая истина, и она больше нас не интересует, мы ее забываем, она больше для нас не существует, не определяет наше положение. Разве это верно?


... в результате получается масса несоответствия с окружающей действительностью.

8. Перейдем к последней черте ума. Так как достижение истины сопряжено с большим трудом и муками, то понятно, что человек в конце концов постоянно живет в покорности истине, научается глубокому смирению, ибо он знает, что стоит истина. Так ли у нас? У нас этого нет, у нас наоборот. Я прямо обращаюсь к крупным примерам. Возьмите вы наших славянофилов. Что в то время Россия сделала для культуры? Какие образцы она показала миру? А ведь люди верили, что Россия протрет глаза гнилому Западу. Откуда эта гордость и уверенность? И вы думаете, что жизнь изменила наши взгляды?

Нисколько! Разве мы теперь не читаем чуть ли не каждый день, что мы авангард человечества! И не свидетельствует ли это, до какой степени мы не знаем действительности, до какой степени мы живем фантастически!
Я перебрал все черты, которые характеризуют плодотворный научный ум. Как вы видите, у нас обстоит дело так, что в отношении почти каждой черты мы стоим на невыгодной стороне. Например, у нас есть любопытство, но мы равнодушны к абсолютности, непреложности мысли. Или из черты детальности ума мы вместо специальности берем общие положения. Мы постоянно берем невыгодную линию, и у нас нет силы идти по главной линии. Понятно, что в результате получается масса несоответствия с окружающей действительностью.

Нам важно отчетливо сознавать, что мы такое. Вы понимаете, что если я родился с сердечным пороком и этого не знаю, то я начну вести себя как здоровый человек и это вскоре даст себя знать. Я окончу свою жизнь очень рано и трагически. Если же я буду испытан врачом, который скажет, что вот у вас порок сердца, но если вы к этому будете приспособляться, то вы сможете прожить и до 50 лет. Значит, всегда полезно знать, кто я такой.



... хотя бы у нас и были дефекты, они могут быть изменены. Это научный факт.

Затем еще есть и отрадная точка зрения. Ведь ум животных и человека это есть специальный орган развития. На нем всего больше сказываются жизненные влияния, и им совершеннее всего развивается как организм отдельного человека, так и наций. Следовательно, хотя бы у нас и были дефекты, они могут быть изменены. Это научный факт.

суббота, 27 сентября 2014 г.

О Зените


О Спартаке


Золотой гол Шмарова 1989год

Спартак-Реал, групповой этап Лиги чемпионов, 1998-99

1993 Cпартак - ЦСКА 6:0

Ели сало мужики... Динамо (Киев) - Спартак (М) 1- 4.avi

четверг, 25 сентября 2014 г.

Дискотека 1989 год))




Медитационный треннинг




За это мы футбол и любим!


среда, 24 сентября 2014 г.

В обиду не даст...


Рожок. Растеряев.

вторник, 23 сентября 2014 г.

понедельник, 22 сентября 2014 г.

Гол Юрия Кулешова в матче против "Динамо" (Москва) (мол)

Если Ибрагимович увидит этот гол, то он завершит карьеру


воскресенье, 21 сентября 2014 г.

25 цитат Эрнеста Хемингуэя о вас и о жизни




1. «Все люди на свете делятся на две категории. С первыми легко, как легко и без них. Со вторыми очень сложно, но жить без них невозможно совсем».

2. «Писать на самом деле очень просто. Ты просто садишься перед пишущей машинкой и начинаешь истекать кровью».

3. «Реже всего в жизни я встречал умных людей, которые были бы еще и счастливы».

4. «Война, какая бы она ни была необходимая и справедливая, всегда преступление».

5. «Никогда не отправляйтесь в путешествие с теми, кого не любите».

6. «Большинство людей никогда не слышат друг друга».

7. «Я пью, чтобы окружающие меня люди становились интереснее».

8. «В прежние дни часто писали о том, как сладко и прекрасно умереть за родину. Но в современных войнах нет ничего сладкого и прекрасного. Ты умрешь как собака без всякой на то причины».

9. «Самое отвратительное слово на свете — «пенсия».

10. «Люди с возрастом не умнеют. Они просто становятся осторожнее».

11. «Тот, кто щеголяет эрудицией или ученостью, не имеет ни того, ни другого».

12. «Переезжая из одного места в другое, вы все равно не можете убежать от себя».

13. «Если вы перестали делать какие-то вещи просто для удовольствия, считайте, что вы больше не живете».

14. «Если двое любят друг друга, это не может кончиться счастливо».

15. «На свете так много женщин, с которыми можно переспать, и так мало женщин, с которыми можно поговорить».

16. «Если вам хочется избавиться от какой-то мысли, запишите ее».

17. «Лучшая возможность узнать, можешь ли ты доверять человеку, — довериться ему».

18. «Любая трусость происходит от нелюбви».

19. «У Достоевского есть вещи, которым веришь и которым не веришь, но есть и такие правдивые, что, читая их, чувствуешь, как меняешься сам».

20. «Все сентиментальные люди очень жестоки».

21. «По-настоящему храбрым людям незачем драться на дуэли, но это постоянно делают многие трусы, чтобы уверить себя в собственной храбрости».

22. «Если вас что-то ранит, значит, вам не все равно».

23. «Лучшие люди на Земле умеют чувствовать красоту, имеют смелость рисковать и силы говорить правду. И именно эти положительные качества делают их очень уязвимыми. Именно поэтому лучшие люди часто разрушены изнутри».

24. «Мы все сломаны. И именно в местах надломов мы часто сильнее всего».

25. «Секрет успеха прост: никогда не падайте духом. Никогда не падайте духом. Никогда не падайте духом на людях».

«Не умею прогибаться, не буду стучать на людей и предавать. Никогда»


14 сентября. Москва. "Открытие Арена". Артем Дзюба перед игрой с "Торпедо" - первом официальном матче на спартаковском стадионе
14 сентября. Москва. "Открытие Арена". Артем Дзюба перед игрой с "Торпедо" - первом официальном матче на спартаковском стадионе
8 сентября он забил свой первый гол за сборную, а в воскресенье помог «Спартаку» победно дебютировать на «Открытии Арене». «ССФ» решил вспомнить все самое интересное, что мы писали о лучшем бомбардире чемпионата России за последнее время.

ДЗЮБА – О СЕБЕ

1. Я знаю цену деньгам, поскольку вырос в обычной семье. Папа – милиционер, мама – продавец, потом стала замдиректора магазина. Заоблачного богатства у нас никогда не было. Жили в коммуналке, пока не купили отдельную квартиру в Новокосине. Я сделал так, чтобы родители под старость не горбатились за копейки, а наслаждались жизнью, путешествовали, мир смотрели. На то и сын, чтобы помогать. Сейчас вот дом в Подмосковье строю, семейный очаг. Мы же с Кристиной, матерью моего Никиты, пока не расписаны. Года через два сыграем свадьбу где-нибудь на островах. Чтобы все красиво было. Родню позовем, сын подрастет, с нами повеселится.
2. Я не встал на колени, не сдался, хотя случались трудные моменты, судьба прилично била. Особенно когда уходил в «Томь» в 2009‑м. Такая грязь полилась после ухода…
Меня отправили в Томск, а через полтора года вернули в «Спартак». Если бы обвинения в воровстве денег соответствовали действительности, неужели «крысу» взяли бы обратно в команду? Значит, были люди, желающие выставить Дзюбу в определенном свете. К сожалению, на каком-то этапе им это удалось. Поверьте, я прошел через конкретный ад. Много всякого было… На этом фоне невызов в сборную – детский сад, семечки.
3. С Карпиным я не начинал вой-ну. Зачем? Надо быть само-убийцей или сумасшедшим. Это Валерий Георгиевич, как возглавил «Спартак» в качестве тренера, сразу сказал, мол, Дзюба – футболист хороший, но в его команде играть не будет. Вот и все. У нас никогда не было доверительных отношений. Я постоянно чувствовал напряжение, понимал, что при первой же осечке, малейшем проколе меня поменяют, перестанут выпускать в основе.
4. Меня всегда поддерживал Леонид Арнольдович Федун. Если бы не он, думаю, я давно вылетел бы из «Спартака». С билетом в один конец. И из Томска-то вернулся благодаря десяти забитым голам за сезон. Я не хотел продлевать контракт, был готов уйти, но меня не отпустили, а потом опять отправили в аренду, позволив выбрать команду лишь из подвала турнирной таблицы. Больше никуда не давали рыпнуться. Пришлось подстраиваться под ситуацию…
8 сентября. «Арена Химки». Россия - Лихтенштейн - 4:0. Выйдя на поле после перерыва, Дзюба стал героем матча - забитый мяч, голевая передача, заработанный пенальти!

И после Томска я не видел особого резона в возвращении. Мне тогда сказали, что топор войны зарыт. Я поверил, продлил контракт исключительно из уважения к Федуну. Однако не могу закрывать глаза на определенные вещи. Пытался, но не получается. Не умею прогибаться, не буду стучать на людей и предавать. Не смогу. Никогда. Проще уйти, чтобы в чужом дерьме не изваляться.
5. Если в такой ситуации, как сейчас, не сумею проявить себя, тогда г… я, а не футболист. Надо ловить предоставленный шанс. И я его не упущу. Знаю, нет ничего тяжелее, чем сидеть на лавке, смотреть на других и думать: «Блин! Я ведь тоже могу!». Каждый адекватный человек в состоянии оценить собственные возможности, понять, что ему по плечу. Чувствуешь, что справишься с задачей, а тебя к ней не подпускают. В нашей стране часто так. Почему-то чем выше поднимаешься, тем с большей подлостью сталкиваешься.
6. Я коммуникабельный человек, легко нахожу общий язык с людьми. В Томске меня звали аниматором за привычку возиться с детьми одноклубников, когда мы выбирались куда-нибудь с семьями. У нас почему-то считается, если человек с юмором, улыбчивый, обязательно раздолбай. А я позитивный! И любознательный. Наверное, на любые темы разговор поддержать смогу.
7. Было бы несколько жизней, стал бы теннисистом. Или хоккеистом. Биатлонистом. Пловцом. Из иных занятий? Олигархом, думаю, неплохо побыть. Хотя следовало начинать в девяностые, припозднился я.
(Отрывки из интервью «ССФ» № 37, 2013 г.)

СПАРТАКОВЦЫ – О ДЗЮБЕ

1. Егор ТИТОВ, экс-капитан «Спартака»:

– Каким вам Дзюба запомнился в «Спартаке»?
– Рубаха-парень, вокруг всегда компания. В Тарасовке в соседних номерах жили, я в стенку стучал, когда молодежь в Play Station рубилась. В тихий час отдыхать надо, а они смеются. Хотя помню нас молодыми – Хлест (Хлестов. – Прим. ред.) мог проснуться в семь утра, чтобы на приставке резаться.
Что еще запомнилось: если назревал конфликт между молодым игроком и игроком постарше, Дзюба всегда заступался. А с ним тяжело тягаться – мог так дать! В этом плане Артем – молодец, за своих всегда горой.
– Сразу было видно – талант?
– Конечно! Матушка-природа наградила – высокий, крепкий. Кстати, вверху мог бы еще лучше играть. С таким ростом даже прыгать особо не надо.
– Вокруг него можно строить новый «Спартак»? Готов стать лидером раздевалки?
– Огромная ответственность. Боюсь, сломается. Не тот возраст, года через три-четыре можно попробовать. Спесь должна сойти. Сейчас смотришь – тут потолкался, там перепалка. С Чорлукой схватился, а тот повыше Артема будет. Убрать надо эти эмоции, они мешают. Когда успокоится, еще процентов на двадцать должен прибавить.
2. Александр ХАДЖИ, экс-администратор  «Спартака»:
– Артема я еще по дублю помню. Предложил Федотову: «Давай на сборы возьмем». А там потрясающая история случилась. Играли с турками, Дзюба оказался на линии удара и успел нагнуться, чуть ли не лечь, пропуская летящий верхом мяч. С его-то ростом! Представляете, какая координация? Мы с Федотом переглянулись: «Надо брать!».
С Артемом некрасиво обошлись, когда он первый раз в «Томь» уходил. Обвинили в воровстве, подставили. Какая-то афера… Там Быстров был замешан, а Володька парень скользкий. Не наш, неспартаковский. Я сразу сказал: «Дзюба такого сделать не мог». И потом это подтвердилось.
3. Дмитрий НАЗАРОВ, народный артист России, болельщик «Спартака»:
– Каждый раз, когда у него что-то получается, я первый ору с трибуны: «Дзюбу – на царство!». Но то, что ему раз в неделю надо ходить в танцевальный зал, чтобы научиться владеть собственным телом, – это мне как артисту абсолютно очевидно. Он, когда забывает о своем теле, выдает голы-шедевры. А когда начинает думать, что правая нога – это правая, а левая рука – левая, всё! Сразу перестает быть симпатичным и становится какой-то корягой. Нелепой, высокой корягой.

С РАЗНЫХ СТОРОН

Отар КУШАНАШВИЛИ, колумнист «ССФ»:

– Что до Дзюбы, очень хочется похохотать Капелло в его демоническое личико деревенского королька.
Тимофей КАЛАЧЕВ, полузащитник «Ростова»:
– Голова Дзюбы – лучшее место, куда летел мяч после моих навесов.
Дмитрий АЛЕНИЧЕВ, главный тренер «Арсенала»:
– Если бы узнал, что «Спартак» готов нам отдать Артема в бесплатную аренду, пешком бы в Москву пошел! Увы, это нереально.
Ирина ШАДРИНА, телеведущая:
– Дзюба – милашка. Такой очаровательный! Даже когда несет какую-то чепуху, отвечая на вопросы, получается смешно и обаятельно.
Артем ДЗЮБА:
– Если правда, что смех продлевает жизнь, то я точно бессмертный. Мне из-за этого всегда доставалось. Практически от всех тренеров во всех командах. Иногда на поле кто-нибудь что-нибудь ляпнет, взорвешься, а тебе сразу начинают вставлять: «Посерьезнее!». Это наша российская реальность. Почему-то думают: если смеешься, значит, не настроен на игру. Считаю, что смех никак не влияет на это. За границей шутят и ничего.

ДЗЮБА – ЭТО…

Дракон

– Я – Дракон?! Ну да, в этом что-то есть. Любой другой знак мне подошел бы, наверное, меньше. Только я дружелюбный Дракоша, как в мультиках. Люблю пошутить, разыграть кого-нибудь.
Ирландский волкодав
Константин КАРАПЕТЬЯНЦ, кинолог:
– Дзюба – ирландский волкодав. Добродушный, огромный. Ему необходимы особые условия, чтобы раскрыться. В первую очередь – доверие тренера.
Дольф Лундгрен
– Я бы с удовольствием в боевке снялся. И по фактуре бы подошел. Такой русский Дольф Лундгрен.