четверг, 9 октября 2014 г.

До свидания, Федя, наш светлый ангел или когда уже ничего не нужно называть и ваять

Не стало нашего светлого ангела Фёдора Черенкова, нашего Феди. Он улетел туда, откуда и пришёл к нам. Чтобы навсегда остаться Федей. Нашим Федей. Такая мнимая фамильярность не каждому дарована. Так его называли и будут называть все. Дарована нашей любовью, добротой, чистой слезой, которые вызывала в нас его даже не игра, которую все видели и не жизнь, о которой мало кто знал. Нет. Дарована самим фактом его появления здесь, среди нас. Настоящим счастьем жизни рядом с тем, кто способен подарить тебе надежду, радость, толику добра и не просить взамен ничего. А мы ничего и не давали, по обычному счёту. Иногда хлопали, иногда что-то дарили, иногда встречались. Только отношение наше к Феде надо оценивать по особому счёту, а не обычному. Никому, никому не доставалось столь всеобщей, тихой и надёжной любви, сострадания, обожания и поддержки. Мы просто жили рядом с ним и радовались, что где-то рядом есть он. На поле. Вне поля. Неважно. Где-то здесь он есть. Наш Федя. Наш ангел. Надеюсь, что наша любовь продлила его жизнь, поддерживала его, давала силы. Теперь на это можно только надеяться.
Трудно, невозможно найти такого человека, к которому вообще не прилипло ничего тёмного, не говоря уже грязного. Каждый хотел бы услышать его слова о чём угодно и в то же время его не донимали ни пресса ,ни болельщики. Неудобно.  Что спросить, о чём говорить? С Ним? С Федей? Несли даже не воспоминания об его игре, не его конкретную личность, а образ. Я знаю многих, да и сам в их числе, которые никогда не ходили на встречи с ветеранами,  если там был Федя. Никакой автограф и никакое пожатие руки- пара фраз были не нужны. Многие берегли его образ и не хотели даже встречаться с ним в обычной жизни. Стеснялись многие и не знали что сказать... Такое отношение- не как к кумиру, а как к образу, стоит неизмеримо выше в духовном, душевном плане. Они же не пошли на похороны. Я тоже. Для нас Федя- неизмеримо большая величина. Вершина. Живая. И всегда такой останется. Просто теперь он уехал к себе, домой. Там его тоже заждались...
Много лет он дарил нам себя на футбольном поле. Про его игру сказано и ещё скажут. Нарекут легендой, гением, закуют в бронзу и мрамор. Сломают несколько копий насчёт номера, трибуны, стадиона. Да уже начали ломать. Может быть станции метро или улицы... Только это всё не о нём и не про него. Всё это нужно было делать при жизни, хотя он этого и не хотел. Значит, не нужно вообще. Ведь он и теперь тихонько и верно, как огонёк лампадки, будет светить нам откуда-то из своего близкого далёка. И мы всё равно знаем: наш Федя где-то рядом, он всё равно живёт и продолжает согревать нам души и сердца. В которых он навсегда с нами. А душу не вытоптать ни сапогами ни бутсами и память не заретушируешь строчками. 
Поэтому не нужно уже сейчас всего этого: памятников, номеров, названий... Ни ему ни нам. Может быть установить простой крест где-нибудь на территории стадиона, в тихом уголке, к которому мы будем приходить гораздо чаще, чем к памятнику. И который мы не будем обсуждать (похож-не похож). А просто положим цветы, вспомним и поблагодарим нашего Федю, нашего ангела за то, что нам повезло жить с ним в одно время. И сами станем чище, лучше, светлее... Как он. Наш Федя.
====================
ПС Хотел я так написать, да лучше не скажешь, видимо Бог дал другому выразить мое и ,наверняка, не только мое.