среда, 31 декабря 2014 г.

С Новым 2015 годом

С Новым Годом

Дорогие Друзья сердечно поздравляю Вас с Наступающим 2015 годом. Новый год - это год надежд, свершений и побед. Желаю Вам в новом году владеть инициативой во всех начинаниях, всегда быть на шаг впереди. А это невозможно без хорошей формы, прекрасного здоровья, гармонии в семье и радости общения с Друзьями.
С Новым Годом!!!

Илья: С Новым Годом

Ilya Zinin добавил 3 новых фото.
Мощный был год, невероятно насыщенный. Происходило так много всего, и ритм был такой, что иногда хотелось сказать "чуть помедленнее, кони". Самые-самые главные моменты для меня - в этих трех картинках. Так что спасибо 2014-му за то, что произошли действительно важные вещи, к которым я шел много лет. Спасибо очень-очень многим людям, которые сотрудничали со мной в этом году - я вам очень многим обязан. И извините, если в чем-то подводил. Я не нарочно, просто не всегда справлялся с такой плотностью событий. В общем, всех с наступающим! Желаю прорывов и новых свершений в Новом году! И отдельно - здоровья и душевной гармонии. Ура!

Антикризис-2015. Как 17-летний школьник прославил «Енисей» на всю Россию


вторник, 30 декабря 2014 г.

(35+) Новогоднее обращение записывает Лаврентий Августович.

Источник: военная компания из США будет готовить украинский батальон воевать в городе

Украинских силовиков будут готовить в Яворовском учебном центре ВСУ (Львовская область), сообщил военно-дипломатический источник в Москве

©  ЕРА/ROMAN PILIPEY
МОСКВА, 30 декабря. /ТАСС/. Американская частная военная компания Academi (бывшая Blackwater) подтвердила готовность с января начать на украинской территории подготовку батальона Вооруженных сил Украины к городским боям. Об этом сообщил ТАСС военно-дипломатический источник в Москве.
"Американская частная военная компания Academi  (бывшая Blackwater) подтвердила киевским властям готовность начать в январе следующего года подготовку на украинской территории по заказу Генштаба ВС Украины экспериментального батальона ВСУ численностью 550 человек по "Модельной программе тактической подготовки", - сказал собеседник агентства. Он уточнил, что программа рассчитана на месяц и включает курсы "обучения меткой стрельбе, действиям штурмовых групп в городских условиях, ведению ближнего боя, боевому и материально-техническому обеспечению батальона".
Стоимость обучения составляет $3,5 млн. "Украинская сторона подтвердила готовность выплатить эту сумму в расчете на помощь ОО "Всеукраинское объединение "Патриот", принимающего организационное и финансовое участие в данном проекте", - отметил собеседник агентства.
По его данным, украинских силовиков будут готовить в Яворовском учебном центре ВСУ (Львовская область).
Ранее на этой неделе была опубликована новая редакция Военной доктрины России, в которой деятельность иностранных частных военных компаний близ российских границ впервые было признано внешней опасностью. СМИ сообщали, что американские фирмы участвовали в событиях на юго-востоке Украины со стороны киевских властей, однако в Белом доме отрицали присутствие представителей частных военных компаний США в стране.

Павел Данилин: Игра на курсах валют. Для "небыдла"

Знакомая, которая еще две недели назад с уверенностью утверждала, что доллар будет 150, а потому, надо покупать баксы (всего у нее было около 200 тысяч рублей в загашнике, а потому я категорически не мог понять стремления закупиться зелеными), так вот, оная знакомая закупилась баксами по 72. Сегодня она по секрету рассказывала, что доллар будет стоить 23 рубля через три месяца. Об этом ей сообщил, точнее не ей, а ее подруге, точнее, не ее подруге, а подруге ее подруге ее трахальщик, которому по секрету рассказала подруга подруги друга босса крупного банка.
В этой связи вспомнился анекдот:
Просыпается как-то утром поручик Ржевский, а во рту у него малиновая косточка. Поручик удивляется и спрашивает у адьютанта: откуда у меня во рту малиновая косточка, я ж вчера ничего такого не ел?
- Да все очень просто, ваше благородие- отвечает адьютант. Вы вчера с Наташей Ростовой целовались?
- Ну, целовался.
- Так вот. Вчера Наташа Ростова делала минет генералу Дубровину. А генерал Дубровин перед этим имел в жопу своего слугу, за то, что тот
позавчера съел банку малинового варенья.
В общем, можно с уверенностью утверждать, что более изящного, и притом циничного вытаскивания денег из карманов "небыдла", и прочих представителей "креативного класса", я не видел никогда. Буратино отдыхает.

Справить нужду на стадионе, при зрителях, в порядке вещей. Убрать черта.

В детстве нам тренера рассказывали,что в Африке футболисты могут помочится прямо на стадионе, при зрителях. рассказывалось,как анекдот и я, помню, даже предположить не мог как это так.
Теперь пранкеры разыгрывают негра дабы выяснить было ему стыдно или нет.
Выяняется,что нет. Стыдно зрителям, хочется думать,что журналистам да и вообще гражданам некогда цивилизованного государства.
По мне изгнать этого ...... (сами назовите у меня нет слов) пожизненно из Чемпионата России.

ПС. Раньше в метро, в Москве, в правилах было написано, "нельзя находится в состоянии оскорбляющем граждан". Имхо это тот самый случай, когда нельза подобного допускать.
На стадион с детьми хотите ходить? ну-ну (сср)
Реджиналь Горо
Реджиналь Горо
Источник: ФК «Ростов»

Бельгиец Режиналь Горо в России уже не первый год, но приключения продолжают сыпаться на его обильную шевелюру – уж после переезда в «Ростов» так точно. Последнее Место в зоне вылета, задержки зарплат, один расисткий скандал за другим… Судьба Горо не только трагична, но и загадочна: к примеру, за какую сборную выступает Режиналь, не знает даже его экс-наставник Игорь Гамула (подсказываем: за сборную Гаити).
Последняя оказия с Горо стряслась совсем недавно, в матче против тульского «Арсенала». В первом тайме Режиналь повторил подвиг Массимо Бузакки и Йенса Леманна и справил малую нужду прямо на поле – правда, все-таки не на газоне, а за рекламными щитами. Именно за самовольный уход с поля Горо и был наказан желтой карточкой от Алексея Матюнина.
КДК не стал рассматривать этот эпизод – там заявили, что неизвестно вовсе, чем занимался Горо за щитами и оскорбляет ли это зрителей. А что если оскорбило?
«Советский спорт» пытался связаться с бельгийцев сразу же после случившегося – но получилось теперь.
— Режиналь, вам звонят из Контрольно-дисциплинарного комитета РФС.
— Да-да, слушаю, — Горо на удивление радушен и спокоен.
— С нами связались из клуба «Арсенал» Тула по поводу произошедшего с вами во время матча 9 декабря. Вам известно, о чем идет речь?
— Нет, не знаю.
— Ну вы ведь помните момент, когда покинули поле…
— Да, такое было.
— Как мы полагаем, чтобы помочиться?
— Да.
— Тульский «Арсенал» заявляет, что его болельщики были оскорблены подобным вашим поведением и требуют извинений. Мы могли бы избежать этого, если вы официально принесете извинений. Вы готовы к этому?
— Да, но за что? За то, что я вышел за пределы поля?
— Скорее за то, из-за чего вы поле покинули. Что скажете в свою защиту?
— Я вышел помочиться, потому что игра была уже пару минут как остановлена, — Горо говорит слегка обреченно, но не срывается. — Я и не на поле ведь это сделал. Мне было слишком далеко идти под трибуны и делать это там. А за рекламными щитами, никого не было, вроде все было окей.
— Мы еще свяжемся с «Ростовом», но, быть может, они говорили вам что-то об этом?
— Ничего не говорили. И судья тоже – просто указал, что я отлучался с поля.
Горо, похоже, проще изъясняться на французском, чем на английском. Режиналь все еще не раскусил нас, но сам розыгрыш заходит в тупик. Прикол Горо не оскорбил и не вывел из себя – уважаем его уже за это. А самому «Ростову» желаем выкарабкаться из пропасти под руководством нового тренера, Курбана Бердыева

Итоги года от Шестакова и Бочарова





Почему Ринат Билялетдинов – самый честный человек в российском футболе


понедельник, 29 декабря 2014 г.

Три условия требуются для красоты: целостность, гармония, сияние.


Украина. Все еще хуже,чем я предполагал

Бывший мусульманин о ТОЛЕРАНТНОСТИ

TRET - SUPER DOG

Там вдали у реки

1/3 Мат по-Ленинградски (2007)

суббота, 27 декабря 2014 г.

Известный украинский боец попросил гражданство России


Rm Ccp - Володимир Ревчук 1-0 (минута на ход)

Приятно,что увидел Фd5

1. e4 e5 2. d4 exd4 3. Nf3 Nc6 4. Bc4 Bb4+ 5. c3 dxc3 6. bxc3 Be7 7. O-O h6 8. Qd5

Какой счет — в банке?

NovayaGazeta.ru


24-11-2014 02:04:00

Футбольные клубы тратят на услуги агентов миллиарды рублей, но прямой связи между этими деньгами и результатами на поле — нет

Футбольные клубы тратят на услуги агентов миллиарды рублей, но прямой связи между этими деньгами и результатами на поле — нет
Reuters
В прошлом номере мы начали знакомить вас с реалиями рынка футбольных агентов, зарабатывающих благодаря бюджетам российских клубов. Напомним, что данные о размерах вознаграждений представляют собой точные, а не предположительные величины, — поскольку приведены нами из закрытого отчета специалистов ФНС и Росфинмониторинга, в которые поступают копии всех гражданских договоров и информация о банковских операциях.
Сегодня мы расскажем о том, как расходуют деньги на оплату труда посредников клубы, не испытывающие финансовых проблем, — все они, за исключением махачкалинского «Анжи», выступают в премьер-лиге и тратят колоссальные средства на трансферы футболистов, зачастую перебивая по своей оферте коллег из ведущих зарубежных чемпионатов.

«Анжи»: 
сулейманиада

Дагестанский клуб, принадлежащий миллиардеру Сулейману Керимову, успел наделать немало шума в сезоне 2012/13 РФПЛ: тогда махачкалинцы провели одну из самых дорогих кампаний на трансферном рынке и потратили на футболистов более 100 млн долларов. Естественно, немало средств было потрачено и на агентов: в 2012—2013 годах клуб заключил с агентами 12 соглашений на общую сумму около 480 млн рублей и выплатил около 400 млн рублей.
За контракт с полузащитником Шамилем Лахиялововым в 2012 году «Анжи», например, выплатил 600 тысяч долларов агенту Евгению Яковлеву, близкому к авторитетному предпринимателю Осману Кадиеву. С этим же агентом в 2013-м был заключен договор стоимостью 500 тысяч евро на оказание услуг по переводу полузащитника Ильи Максимова. Столько же получила компания Reina BVBA за организацию трансфера в дагестанский клуб полузащитника Лассана Диарра.
Услуги агента Джулиано Бертолуччи, который помог подписать Сантоса Алмейду, обошлись дагестанскому клубу в 1,5 млн евро. Интерес вызывают комиссионные за организацию перехода игрока пермского «Амкара» Никиты Бурмистрова: 700 тысяч долларов получил Дмитрий Ананьев, которого связывали с рядом авторитетных предпринимателей Раменского района Московской области, где базировался и проводил свои домашние матчи «Анжи».
В 2013 году «Анжи» установил рекорд чемпионата России по единовременному агентскому вознаграждению: 5 млн евро было перечислено британской Sport Invest UK Ltd за организацию перехода из донецкого «Шахтера» бразильского полузащитника Виллиана. В том же году 420 тысяч евро получило немецкое агентство Sports Impressario International GmbH, занимавшееся подготовкой трудового договора между клубом и Мубараком Буссуфа.
Выплачивались средства и лицам, не чужим руководству клуба: агент Кахор Муминов, сотрудничавший с агентом Германом Ткаченко (на тот момент — членом совета директоров «Анжи»), получил 100 тысяч евро за услуги по заключению трудового договора клуба с защитником Гией Григалавой.
За переезд же в Дагестан защитника «Локомотива» Андрея Ещенко «Анжи» выплатил Олегу Артемову 500 тысяч евро. Такую же сумму должен был получить агент Александра Кокорина Логинов, однако договор, судя по данным Росфинмониторинга, исполнен не был: в том же году футболист, не сыгравший за «Анжи» ни одного официального матча, вернулся в родное «Динамо», где его агент заработал вдвое больше — 1 млн евро.

«Динамо»: 
инвестиции в пустоту

Агентский платеж за переход Кокорина (точнее, за его возвращение из короткой командировки в Дагестан) оказался далеко не самым крупным в 2012—2013 годах для бело-голубых. В общей сложности динамовцы за это время заключили 22 соглашения с агентами на общую сумму около 300 млн рублей и выплатили примерно столько же.
Самой дорогостоящей агентской услугой стала подготовка контракта немецкого форварда Кевина Кураньи в 2012 году: немецкое агентство Rogon получило от бело-голубых 1,6 млн евро. В том же году 1,5 млн евро ушло на счет International Sports Management GmbH — за услуги по переводу Отмана Баккала (футболист оказался абсолютно бесполезен для клуба). Также из крупных агентских вознаграждений, выплаченных по договорам 2012 года: 6 млн рублей — агенту Антону Бывальцу за организацию трудового договора между клубом и Павлом Соломатиным (выступал в молодежной команде «Динамо»); 319 тысяч евро — агенту Алексею Андрианову, связанному с Олегом Артемовым, за подготовку договора Александра Самедова; 300 тысяч евро — агенту Фернандо Бередешу за организацию перехода Кристиана Нобоа; 350 тысяч евро — Олегу Саблину за переход Гордона Шилденфельда; 213 тысяч евро — агенту Александру Калягину за продление договора нападающего Андрея Панюкова.
В 2013 году динамовский бюджет также оставался приманкой для агентов. Больше всех получила Awiker management Llp молдавского агента Николая Пырнау — за помощь в переходе Георге Флореску и Франка Тишейры «Динамо» обязалось выплатить около 1 млн евро. Thorsten Weck DITO Trading and Consulting Ltd, представлявшее интересы Звездана Мисимовича, получило 700 тысяч евро.
310 тысяч евро за услуги по подписанию профессиональных контрактов между клубом и Александром Каляшиным и Никитой Чичериным получил Михаил Данилюк, трудившийся гендиректором ООО «ПроСпортс Менеджмент» Германа Ткаченко. Еще 257 тысяч евро этот агент заработал на продлении трудового договора с нападающим Федором Смоловым. Агент Грецкий заработал 424 тысячи евро за организацию трансфера Павла Нехайчика. Еще 300 тысяч евро были перечислены агенту Михаилу Ершову — за подготовку трудового договора с Павлом Игнатовичем. Он не сыграл за клуб ни минуты и уже в следующем сезоне расторг контракт.

«Рубин»: 
чудеса и не только

Всего казанцы в 2012—2013 годах заключили 22 соглашения с агентами на сумму около 400 млн рублей и выплатили около 300 млн рублей.
В частности, за организацию в 2012 году трудового договора Никиты Бочарова 750 тысяч евро было предусмотрено для выплаты Agency de Football Family Ltd. Эта же компания получила 250 тысяч евро за оказание услуг по переходу Георгия Нурова. Однако в 2013-м вместо этого агентства деньги за указанных игроков получал уже предприниматель Салих Сабиров — ему было перечислено 335 тысяч евро. Этот же агент в 2013 году получил от «Рубина» 135 тысяч евро за оказание услуг по организации трудового договора с Михаилом Платики.
Молдавский агент Леонид Истрати заработал 1 млн долларов за услуги, оказанные в 2012 году при заключении трудового договора между клубом и Кристианом Нобоа (любопытно, что «Динамо» за Нобоа выплачивало средства другому агенту). Также в 2012 году 300 тысяч долларов получил агент Виталий Халапурдин за оказание услуг при переходе футболиста Сергея Кисляка (по договору от 10.01.2011). 1 млн евро «Рубин» перечислил Fit Group Ltd, которая осуществляла перевод в клуб форварда Соломона Рондона. 
Самой странной сделкой 2012 года, на наш взгляд, можно считать выплату 600 тысяч евро испанской компании Servicios Deportivos I.D.U.B. S.L. с назначением платежа «за переход Ивана Маркано в «Динамо-Москва». Маркано футболистом «Динамо» так и не стал.
В 2013 году за оказание услуг по организации трудового договора Яна Мвила 1,2 млн евро было предназначено для Sport Avenir Management. А 870 тысяч евро за организацию трансфера Мубарака Вукасо получили сразу три компании: G. Florea International Consulting S.L.U., Mediterranea Consulting S.L. и MGH Level Sport S.L. Две последние представляло одно лицо — Висенте Корнеджо Форес.
500 тысяч евро ушли в Lossald Trading Ltd, которое якобы занималось переходом Дмитрия Торбинского. 300 тысяч евро казанцы выплатили компании BS Football Consulting Sarl за услуги по переводу Криса Мавинга.
Кроме того, в 2012-2013 годах 800 тысяч евро было выплачено венесуэльской Dursfield Corp. S.A. за организацию трудового договора с аргентинцем Кристианом Ансальди. «Зенит» за этого игрока в следующем году заплатит больше и — другому участнику агентского рынка.

«Зенит»: 
в ожерелье офшоров

Переходу в питерский клуб в 2013 году Ансальди способствовало Playmaker Sports Management S.A. — эта компания получила 1 млн евро.
В целом же «Зенит» стал крупнейшим «донором» рынка агентов в 2012—2013 годах: он заключил 19 соглашений с агентами на сумму около 775 млн рублей и выплатил около 550 млн рублей.
Разумеется, самым главным трансфером 2012 года стало приобретение бразильского форварда Халка — за его переход, по неподтвержденным данным, клуб выложил около 50 млн евро. Вероятно, из них 13 млн евро клуб взялся выплатить компании For Gool Compani Ltd, которая владела частью прав на трансфер бразильца (9 млн уже выплачены в 2013 году). Кроме того, 500 тысяч евро от «Зенита» получило агентство Gestifute International Ltd агента Жорже Мендеша, представлявшее интересы самого дорогого игрока РФПЛ.
Технические услуги по организации трансфера Акселя Витселя обошлись «Зениту» в 600 тысяч евро — эти деньги получило агентство Robi Plus Ltd.
Также в 2012 году в рамках соглашения от 30.06.2011, касавшегося продления трудового договора между клубом и полузащитником Романом Широковым, 330 тысяч евро получил агент Сергей Базанов, связанный с агентом футболиста Арсеном Минасовым. Вскоре капитан сборной России уехал в аренду в футбольный клуб «Краснодар», затем заключил полноценный трудовой контракт с московским «Спартаком».
Самая крупная сделка «Зенита» с агентом в 2013 году — выплата 1,3 млн евро компании Football Marketing Services израильского агента Денниса Лахтера за юного полузащитника Ивана Соловьева, которого удалось переманить из «Динамо». 540 тысяч евро было выплачено компании Team of Future за перевод Карлоса Нету. 700 тысяч евро должна получить компания Assysta BVBA — за продление договора с Николасом Ломбертсом.

«Краснодар»: 
эффективный менеджмент

Клуб миллиардера Сергея Галицкого в 2012 году заключил 21 договор на сумму около 315 млн рублей и выплатил около 270 млн.
Самой крупной сделкой 2012 года для краснодарского клуба стало заключение договора стоимостью 1,4 млн евро на организацию перехода Игоря Смольникова — эту сумму в течение двух лет получил агент футболиста Александр Маньяков. Также в числе крупных сделок 2012 года: выплата 550 тысяч евро — компании Gea management d.o.o за организацию трудового договора с Владимиром Команом; 350 тысяч евро — компании Universal Management SA за трансфер Мусса Конате; 206 тысяч долларов — агенту Андрею Талаеву за перевод в клуб Андрея Синицына; 168 тысяч долларов — ООО «Футбольное агентство А. Сычев», принадлежащему белорусскому агенту Анатолию Сычеву, за оказание услуг по заключению трудового договора с Александром Мартыновичем; 100 тысяч евро — компании FENIX F Ltd — за трудоустройство Рамоса Дос Санстоса Жоао Натаилтона.
500 тысяч долларов в 2013 году «Краснодар» выплатил агенту Владиславу Дуюну, связанному с авторитетным агентом Павлом Андреевым, — за организацию перехода в клуб Сергея Петрова (вскоре 489 тысяч долларов за того же игрока Андреев получит от самарских «Крыльев Советов» в счет долга). Сотрудничал клуб и с самим Павлом Андреевым — агент заработал 214 тысяч долларов за организацию договора с черногорцем Душаном Анджелковичем.
Также в 2013 году краснодарцы рассчитались с Арсеном Минасовым, трудоустроившим в 2011 году в клуб Олега Самсонова, — агент получил 150 тысяч долларов.

«Кубань»
образец скромности

Другой краснодарский клуб — «Кубань» тратился только в 2013 году: с агентами было заключено всего 4 контракта на сумму около 53 млн рублей (выплачено — около 32 млн рублей).
Из них 250 тысяч евро клуб перечислил агенту Виталию Дегтяреву за услуги по заключению трудового договора с Луисом Рэми, 500 тысяч евро — Awiker Management Ltd молдаванина Николая Пырнау за услуги по переходу Гонсало Диего Буэно Бингола и 48 тысяч евро — румынскому агенту Адриану Свиткову за перевод Франтишека Кубика.
Также клуб заключил договор на организацию перехода Никиты Безлихотнова — 700 тысяч долларов получил уже упомянутый агент Дмитрий Ананьев.

ЦСКА: 
чемпион без агентов

Столичные армейцы оказались самыми рачительными в своих отношениях с агентами, причем в сравнении не только с конкурентами по борьбе за золотые медали РФПЛ, но даже с рядом клубов первого дивизиона. В 2012—2013 годах ЦСКА заключил всего 4 соглашения с агентами на общую сумму около 42 млн рублей и выплатил около 36 млн рублей.
В 2012 году договор стоимостью 200 тысяч долларов был заключен с агентом Александром Маньяковым — на организацию трудового договора с нападающим Николаем Дергачевым. А в 2013 году клуб заплатил 900 тысяч евро в рамках сделки по продаже в китайский клуб «Шандунь Лунэн» своего ведущего форварда Вагнера Лава: 100 тысяч евро получил агент футболиста Виого Соуза и 800 тысяч — компания Ferreira Represen-tacoes Profissi-onais Ltd, которой принадлежала часть прав на трансфер футболиста.

«Терек»:
кавказский размах

Чеченский клуб сотрудничал с агентами тоже нечасто, но тратил на них куда больше чемпиона России: в 2012—2013 годах грозненцы заключили 7 соглашений с агентами на сумму около 75 млн рублей договоров и выплатили около 85 млн рублей.
Разница между объемом заключенных контрактов и суммой выплаты обусловлена тем, что в 2013 году клуб рассчитался по договору от 22.12.2011 с агентом Евгением Яковлевым (связан с Османом Кадиевым, фамилия которого часто звучит при упоминании сделок кавказских команд) — ему за организацию перехода Станислава Мурихина клуб перечислил 250 тысяч евро.
В 2012 году «Терек» произвел три выплаты: 650 тысяч евро — в пользу Рафаэля Эпштейна (связан с Григорием Крицером) и Sirus Trading Inc. за организацию трудового договора Эзекиеля Ндоуаселя, 200 тысяч евро — компании Ljung Promotion AB за содействие в переходе Аилтона, 100 тысяч евро — польскому агенту Мариушу Пекарски за организацию трудового договора с Мацеем Макушевски.
В 2013 году за организацию трудовых договоров с Кану, Ояла Юхани и Факундо Пирисом по 300 тысяч евро получили Traffic Investment S.A., Sport & Nett Grupp и L & S Sports Management.

«Ростов»: 
клуб одного агента

На Дону в последние годы образовалась «своя команда» для футболистов, сотрудничающих с агентом Олегом Артемовым и аффилированными с ним лицами. Возможно, это как-то связано с тем, что Артемов выступает деловым партнером по ряду коммерческих проектов с сотрудником селекционной службы «Ростова» Алексеем Рыскиным, известным в футбольной среде как Леша Таганский. Об этой паре мы уже рассказывали (см. «Новую газету»,  № 80,  от 23 июля 2014 года.)
В 2012—2013 годы «Ростов» заключил с агентами 25 договоров на общую сумму около 115 млн рублей и выплатил около 125 млн рублей.
В исследуемый период были погашены обязательства, взятые «Ростовом» в 2010—2011 годах: 250 тысяч долларов получил Олег Артемов за организацию перевода в 2011 году полузащитника Эдгара Чеснаускиса; 200 тысяч долларов заработал Александр Лопырев за трудоустройство в 2011 году Алексея Ребко; 100 тысяч долларов выплатили Илье Зайцеву — за перевод в 2010 году Драгана Блатняка (все эти агенты связаны с Артемовым). Также клуб заплатил за организацию трансфера в 2010-м и заключение трудового договора в 2011-м с Тимофеем Калачевым — 5 млн рублей получил агент Нечай, 200 тысяч долларов — Михаил Евстюхин.
Кроме того, за услуги по переходу в 2012 году Инала Гетигежева агент Алексей Адрианов, связанный с Артемовым, получил 500 тысяч долларов. Он же заработал в 2013 году 372 тысячи евро за организацию трудового договора между клубом и вратарем Антоном Амельченко.
Из сделок, в которых принимали участие другие группы агентов, можно отметить две выплаты: 200 тысяч долларов — Сергею Базанову за посредничество при подписании Сергея Белоусова и 300 тысяч долларов — Александру Маньякову за организацию перехода Игоря Смольникова, который спустя год окажется в «Зените» транзитом через «Краснодар».

«Локомотив»: 
пестрая лента событий

Это еще один клуб, где неплохо себя чувствуют люди, связанные с Олегом Артемовым и Алексеем Рыскиным.
Железнодорожники в 2012—2013 годах заключили 19 соглашений с агентами на сумму около 436 млн рублей и выплатили около 410 млн рублей.
В 2012 году «Локо» закрыл ряд прежних обязательств: 300 тысяч евро было выплачено агенту Джилесу Менезешу за организацию перехода в 2011 году Фелипе Кайседо; 200 тысяч евро получил агент Альберто Сапатера — Джинес Карвахаль; за организацию перехода ростовчанина Максима Григорьева в конце 2011-го 516 тысяч евро было выплачено Александру Лопыреву.
Кроме того, в 2012 году 20,7 млн рублей за посредничество при переходе в стан железнодорожников полузащитника Александра Самедова получил агент Сергей Шевченко, связанный все с тем же Олегом Артемовым. 500 тысяч евро было перечислено и другому партнеру Артемова — Алексею Андрианову — за оказание им услуг по продлению трудового договора с Дмитрием Тарасовым. Сам Артемов получил от «Локомотива» 1,7 млн евро за организацию в 2012 году перехода Романа Павлюченко. Также в начале 2012 года клуб заплатил агентам за организацию переезда в Москву защитника Андрея Ещенко: по 393 тысячи долларов заработали Лопырев и Айрат Рахимов, связанный с бывшим спортивным директором «Рубина» Рустемом Саймановым.
А в 2013 году взамен ушедшего в «Анжи» Ещенко в «Локомотив» взяли защитника Виталия Денисова, что обернулось новыми издержками:  по 798 тысяч евро было выплачено Лопыреву и Андрианову.
Были у «Локомотива» и другие контрагенты: за организацию в 2012 году трансфера Владислава Игнатьева 1,4 млн евро получил Павел Банатин, связанный с Павлом Андреевым; оформление трудового договора хорватского защитника Ведрана Чорлуки обошлось клубу в 20,5 млн рублей — их получил агент Дмитрий Кудерцев; за организацию договора с форвардом Даме Н’Дойе 650 тысяч евро получил Никлас Йенсен и 600 тысяч евро — Микаэль Якобсон; 200 тысяч евро было перечислено Луке Пучинелле за услуги по организации перехода в том же году Рето Циглера.
В 2013 году агентские «ставки» не снизились: организация перехода Тараса Михайлика стоила железнодорожникам 500 тысяч евро — эти деньги получил Константин Сосенко, который может быть связан с агентом Николаем Толстиковым, представлявшим интересы тренера «Локомотива» Леонида Кучука. Такая же сумма агентского вознаграждения была предусмотрена клубом и за организацию перевода игрока «Анжи» Мубарака Буссуфа — ее получил Айрат Имамов, связанный с Германа Ткаченко. Еще 500 тысяч евро Имамов должен был получить за организацию переезда из Махачкалы в Москву Арсения Логашова.
В 350 тысяч евро в 2013 году «Локомотиву» обошлись услуги агента Михаила Ершова, который подготовил трудовой договор между клубом и Сергеем Ткачевым.
600 тысяч евро получил агент Джон Уильямс — за оказание услуг по организации перехода еще одного футболиста «Анжи» — Лассана Диарра. Также в 2013 году 7 млн рублей было перечислено агенту Евгению Данилову (связан с Павлом Андреевым) за его услуги по продлению трудового контракта с Дмитрием Сычевым.

«Спартак»: 
Федуну на заметку

Если «Локомотив» и «Ростов» оказались клубами агента Артемова, то «Спартак» в период 2012—2013 годов, похоже, стал вотчиной Павла Андреева. Так, за услуги по заключению трудового договора с Дмитрием и Кириллом Комбаровыми по 500 тысяч евро было выплачено Павлу Банатину и Владиславу Дуюну, связанным с Андреевым. Они же получили по 957 тысяч евро за услуги по заключению трудового соглашения между клубом и Денисом Глушаковым.
Также в 2012 году за помощь в подписании Юры Мовсисяна 500 тысяч евро получил Дмитрий Агеев; 711 тысяч долларов было выплачено агенту Маньякову за оказание услуг по продлению трудовых отношений между клубом и Эмином Махмудовым (которого вскоре продали).
Агент Дмитрий Кудерцев получил 213 тысяч долларов за услуги по организации договора с Евгением Макеевым. За подготовку контракта с Мареком Сухи 400 тысяч евро получила Sport Invest Ltd.
В 400 тысяч евро красно-белым обошлись услуги агента Николаса Парехи — Густаво Эктора Аррибаса. 200 тысяч долларов несколькими платежами в 2013 году получил Алексей Сафонов — судя по назначению, в качестве процентов от трудовых соглашений клуба с Обуховым, Ходыревым, Яковлевым, Паршивлюком, Ребровым и Дзюбой.
В 2013 году агент Череповский (был сотрудником агентства Сафонова, но, по слухам, начал сотрудничать с Артемовым) получил 250 тысяч евро — за организацию договора между клубом и голкипером Сергеем Песьяковым.
Еще одна крупная сделка 2013 года — выплата 1 млн евро компании PDP srl, представлявшей интересы защитника Сальваторе Бокетти. Чуть меньше — 800 тысяч евро — получила компания Fott & Ball Sport International FZE, участвовавшая в подготовке договора Сердара Таски. Агент Мартин Эдуардо, представлявший интересы испанца Хурадо в результате переезда игрока в Москву получил 575 тысяч евро.
Всего «Спартак» за два года заключил 24 договора с агентами на сумму более 300 млн рублей и выплатил около 285 млн рублей.
…Даже беглый анализ агентских ведомостей показывает, что наиболее обдуманные траты позволяют себе клубы, принадлежащие частным инвесторам, — несложно провести корреляцию между уровнем мастерства приобретенных ими футболистов и размером выплаченного агентам вознаграждения. Оно и неудивительно: частные владельцы, заинтересованные в минимизации любых расходов, куда более строго следят за действиями наемных менеджеров, которые иногда не прочь опустить руку в клубную кассу, получив таким образом неофициальную надбавку к зарплате. В клубах же, питающихся из бюджетов регионов и госмонополий, с выплатами, кажется, не так осторожны. Возможно, опубликованные нами сведения позволят региональным чиновникам и госуправленцам сравнить расходы вверенных им спортивных проектов с издержками коллег по цеху и понять: для того, чтобы побеждать, не всегда следует больше платить, особенно когда адресатами этих платежей являются всего лишь посредники.
Автор: Андрей Сухотин

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/inquests/66217.html

«Обналичка притягивает криминал. Футбол — не исключение»

NovayaGazeta.ru


13-12-2014 12:59:00

Доверенное лицо президента РФС Василий ГРИЩАК — о новом подходе к контролю за работой футбольных агентов

Доверенное лицо президента РФС Василий ГРИЩАК — о новом подходе к контролю за работой футбольных агентов
Доверенное лицо президента Российского футбольного союза Василий Грищак
После того как Российский футбольный союз (РФС) возглавил Николай Толстых, отечественный футбол захлестнула череда скандалов. Новый руководитель инициировал ряд проверок в отношении футбольных агентов. Причиной его недовольства почти всегда были сомнительные операции между клубами и агентами, воспринимавшиеся прежними руководителями футбола как неизбежные «отраслевые издержки».
Местом разработки мер по борьбе с недобросовестными агентами стала комиссия РФС по агентской деятельности, инструментом — постоянные призывы к государству.
Николай Толстых известен как человек въедливый, не имеющий приближенных, не разделяющий идеи децентрализации власти и концентрирующий весь объем работы в собственном кабинете. Но и у него есть ближайшие помощники. Один из таких людей — Василий Грищак, формально член нескольких юрисдикционных органов РФС (в том числе — комиссии по агентской деятельности), по факту — доверенное лицо и адвокат Николая Толстых.
Я давно запланировал с ним интервью: анализируя некоторые особо острые управленческие решения Толстых, я понимал, кто помогал ему рисовать их контуры. После выхода публикации сводного отчета ФНС и Росфинмониторинга («Какой счет в банке?», № 132), Грищак согласился на интервью, объяснив это «наиболее благоприятным моментом для изменения ситуации в футболе».

 Как долго вы изучаете такое явление, как футбольные агенты?
— Я работаю с Толстых с 1993 года. И хотя формально работал в «Динамо», по поручению Николая Александровича внимательно наблюдал за этим рынком — оценивал риски, отслеживал тенденции. В принципе об оборотной стороне футбола писали многие, и вы в том числе, поэтому подробно вспоминать период становления агентского бизнеса не хочу. Предполагалось, что лицензированный агент будет добрым советчиком, компетентным финансовым и юридическим консультантом. Эта идея была воспринята благосклонно, футболисты нуждались в грамотных помощниках, а клубы — в компетентных переговорщиках. Возникновение отечественного института профессиональных футбольных агентов указывало на зрелость экономического спортивного оборота. Но впоследствии эта идея искажалась вместе с изменениями общих правил ведения бизнеса в стране. А с резким увеличением бюджетного финансирования клубного футбола в 2000-х агент начал становиться эффективным инструментом отвлечения колоссальных денежных потоков и их направления на подпитку криминальной инфраструктуры футбола — тотализатора, подкупа судей, футболистов…
Поэтому, когда Толстых пошел на выборы и пригласил меня поучаствовать в работе профильных органов союза, я воспринял это как шанс вернуться к цивилизованной модели футбольного агентирования. Чтобы агентов воспринимали как нормальных участников сделки: отчасти как head hunters, отчасти — как поверенных, отчасти — как советников…
 Судя по информационному фону, этот шанс вы упустили: агенты не воспринимают РФС как дружественную организацию.
— Проблемы публичного обоснования решений руководства РФС есть, с этим не поспоришь. Но если бы Толстых ставил своей целью не упорядочить агентскую деятельность, а уничтожить ее, — применялся бы иной подход к проблеме. Толстых не объявлял эту деятельность незаконной, он лишь обращал внимание на ее болевые точки. Смотрите: сегодня успешный агент — это человек, прежде всего обладающий обширными связями среди клубных функционеров и способный устроить игрока на работу. То есть прежняя конструкция — когда ты ищешь игрока, способствуешь его профессиональному росту и только затем получаешь экономическую выгоду, — оказалась утрачена. Зачем готовить спортсмена, если можно заработать на нем уже сейчас? И виноват в таком разрыве не только агент, но и клубный руководитель, и сам футболист. Рынок труда в футболе очень узкий: в трех дивизионах заявлено несколько тысяч человек, из которых меньшинство играют в премьер-лиге. Получить высокооплачиваемую работу российскому футболисту непросто: помимо конкуренции на внутреннем рынке есть риск уступить место иностранцу.
Такое положение дел иногда толкает футболиста к недопустимому компромиссу, а с другой стороны, порождает соблазн у футбольных менеджеров продать дефицитное высокооплачиваемое рабочее место вне зависимости от реальных спортивных способностей игрока. Без ловкого посредника согласовать этот клубок неявных интересов и мотивов иногда просто невозможно.
Поэтому в агенте нуждается не только клуб, которому иногда надо включить в цепочку расходов лишнее звено и вывести деньги, но и футболист.
 Лично я знаю порядочных агентов, но их доходы несоразмерны их вкладу в футбол.
— Это не только их доходы. Я лично разделяю агентов на три группы. Первая — бывшие спортсмены. Даже если для них первоочередная задача — сверхприбыль, они все равно принимают профессиональные решения: рекрутируют наиболее талантливых, занимаются их развитием. Это может им и не нужно, но они делают это рефлекторно — потому что знают, что такое профессиональный спорт. Их конкурентное преимущество — профессионализм. Таких меньшинство.
Вторая группа — люди, находящиеся под патронатом клубов. Перед ними поставлена одна задача — перераспределение денег между лицами, контролирующими клубные потоки.
На этом можно было бы остановиться, но есть и третья группа — это узкий круг людей, оказывающих влияние на политику клубов через спортивные результаты. Они способны имплантировать в один клуб значительное число своих футболистов и исподволь управлять командой. Эта группа наиболее влиятельная, она доминирует над двумя предыдущими. Деление несколько условное. Одна персона может обладать всеми свойствами одновременно.
 Комиссия по агентской деятельности — едва ли не самый закрытый орган РФС. Чем вы занимаетесь?
— Формально — контролем. Но сама идея контроля этой среды подразумевает прямое вмешательство и потому не бесспорна: в силу отсутствия полномочий мы не можем что-то пресекать. Поэтому комиссия занимается преимущественно наблюдением. На практике это — систематизация и анализ большого объема информации: от расчета среднего размера комиссии, выплачиваемой агенту клубами, до выявления конкретных сделок, доходы от которых направляются в том числе на подкуп участников соревнований. Эффективна ли эта работа? Мне кажется, в нашем случае — не совсем. Я пытаюсь убедить коллег, что в нашей работе следует сместить акценты контроля от субъекта агентирования к процессу. То есть анализировать не конкретного человека, а явление.
 То есть заявления некоторых агентов о предвзятом отношении к ним со стороны Толстых — правда?
— Он живет футболом и знает такие нюансы среды, оттенки и происхождение явлений, которыми, наверное, не может поделиться ни с кем. Но мы понимаем, что неприятие у него вызывают не люди, а запредельные траты клубов на сделки с агентами. Дело ведь не ограничивается простым мониторингом объемов — мы отслеживаем дальнейший путь денег.
 Это невозможно. Я видел данные Росфинмониторинга — в 80% случаев после получения денег агентом от клуба происходит их стремительное снятие. Как отследить путь наличности?
— Без комментариев.
 Я рассчитывал на другой ответ. Все-таки под утверждениями об использовании значительных средств для подкупа судей, игроков и игры на тотализаторе — должны быть основания.
— РФС использует доступный ему инструментарий, а также сотрудничает с государственными органами исполнительной власти. Как юрист, я отдаю себе отчет в том, что говорю: есть информация, в том числе уже задокументированная, о действиях преступного характера. Больше пока ничего сказать не могу. Мы же сейчас говорим не о том, что некое лицо подкупило субъект футбола. Было бы странно озвучивать фамилии через прессу. Я говорю о целевом назначении средств, выведенных клубами из легального оборота в теневой сектор под видом законных выплат посредникам. Да, можно окружить каждого агента флажками, но это — не панацея. Важно найти катализатор негативных явлений. Вы ведь писали об интересе FATF* в 2009 году к операциям с посредниками — любая сделка с агентом заведомо подозрительна. Ни один другой вид спорта не удостоился доклада от FATF. Это о чем-то говорит?
 Но для изменения ситуация надо знать источники угрозы, а не объявлять процесс подозрительным. Вы знаете эти источники?
— (Смеется.) И вы знаете. «Новая газета» не раз уже писала об этих людях — с характерными кличками. Вы назвали не всех — есть еще.
 Члены комиссии по агентской деятельности общаются с этими людьми?
— Я знаю некоторых лично. Это не просто предприниматели, стоящие чуть выше в пищевой цепочке рядовых функционеров и агентов, — это реальная сила, влияющая на процессы. Ошибочно думать, будто Толстых преувеличивает угрозу, исходящую от несуществующих людей, — так многие говорят, слыша его рассуждения о криминальных структурах. Это не отголосок 90-х — это реальность. Там, где большие деньги относительно легко зарабатываются, внешне легально выводятся и обналичиваются, — там всегда есть место криминалу. И российский футбол — не исключение.
 Какой смысл знать этих людей, иметь информацию об их влиянии на процесс, но не принимать карательных мер?
— Комиссия — не карательный орган, а президент РФС — не шериф. Мы принимаем меры в отношении недобросовестных посредников, но мы ограничены в полномочиях.
 На моей памяти комиссия лишь однажды приняла меры — выпустила официальную рекомендацию футбольным клубам отказаться от сотрудничества с агентами. Я помню, как реагировали на этот «пресс-релиз» клубные менеджеры и агенты, — все дружно смеялись.
— Я тоже знаю, что это всерьез никто тогда не воспринял. А еще я знаю, что многие губернаторы и спонсоры футбольных клубов после этой рекомендации впервые обратили внимание на долю агентских вознаграждений в объемах клубных расходов. Раньше ведь «доноры» давали деньги, а когда пытались контролировать их использование, слышали от распределителей истории про специфику отрасли. Мол, без агента мы бы этого игрока не взяли, со всеми договорился… К этому еще добавлялось, что деньги на агентов — плата за объективное судейство (что в ряде случаев — правда). «Доноры» это слушали — и соглашались. Теперь РФС заявил о своей позиции, дав возможность региональному чиновнику или менеджеру госкомпании спрашивать с руководителей клуба строже.
Я лично готовил эту рекомендацию и могу ответственно заявить: послание дошло до тех, до кого его планировалось довести. Больше того, я уверен: снижение выплат агентам за последние два года — следствие этой рекомендации.
 Какую цель вы преследуете, усиливая административное давление на агентов? Помимо декларации РФС стал запрашивать у агентов выписки с их лицевых счетов. Многие агенты в коллективном письме назвали эти требования незаконными.
— Да, ряд агентов подготовили коллективное письмо. Мы, кстати, видим один из классических признаков корпоративного единства — коллективное обращение. Так что не все так плохо, некоторые агенты хотят отстаивать букву закона.
Вторгаясь же в область предпринимательской и банковской тайны, РФС преследует одну цель — проверить чистоту операций агента.
Вот вам пример: агент заключил соглашение с футболистом на получение 10% от его зарплаты, а параллельно получил за трудоустройство игрока круглую сумму от клуба. Двойное представительство регламентом по агентской деятельности запрещено, поэтому агент идет на хитрость — заключает с футболистом договор займа, в соответствии с которым якобы передает тому крупную сумму денег (а на самом деле ничего не передает). Затем он получает оговоренную в договоре сумму на свой банковский счет с основанием платежа — «возврат займа». Резюме: «возвращенный» агенту долг не отражается в его бухгалтерии как доход (агенты обязаны иметь статус индивидуального предпринимателя. — А. С.) и не облагается налогом.
 Любопытно. Но эти действия все равно выходят за пределы компетенции РФС.
— Перечень документов, подлежащих представлению комиссии, утверждал не я и не Толстых, а исполком РФС. Если агенты не готовы представлять какую-то информацию, они вправе обратиться к членам исполкома и попросить их внести коррективы в регламент. Это что касается процедуры. Теперь о сути: я согласен с вами, что РФС запрашивает едва ли не больше сведений, чем все государственные органы. Пассивное накопление информации бессмысленно с точки зрения практики. Да, конечно, можно проинформировать о неуплате налогов инспекцию, в которой на учете состоит агент, можно обратиться в правоохранительные органы. Но это не те рычаги, с помощью которых возможно системно воздействовать на недобросовестное агентирование. Тщательный мониторинг сделок между клубами и агентами, систематизация всех сведений — вот что действительно важно, потому как этот анализ способен глобально изменить финансовую дисциплину клубов и вынудить подключиться к вопросу государство на постоянной основе.
 В июне этого года конгресс ФИФА принял решение об упразднении института агентов с 1 января 2014 года, тем самым лишив национальные федерации права лицензировать агентов. Как вы восприняли это решение?
— Это не совсем так: национальные федерации сохраняют право лицензировать агентов, но могут от этого права отказаться. А решение это назрело. Ряд международных институтов по изучению транснациональной преступности постоянно указывали ФИФА на недопустимость сохранения лицензирования агентов, потому что, наделяя национальные федерации правом кого-то статуировать, ФИФА несет консолидированную ответственность. Сколько раз я уже слышал от силовиков, что агенты постоянно ссылаются на РФС, регламент… Агент выходит из диалога с государством победителем: показал лицензию, зачитал регламент — значит, подтвердил право на многомиллионную прибыль. А то, что получил миллионы в результате оказания эфемерных услуг, — так клуб сам заплатил, а в регламенте об этом ничего не сказано. Теперь ситуация другая: крупную выплату со стороны клуба можно будет рассматривать как неоправданное, экономически не обоснованное завышение расходов. Дальнейшая квалификация таких сделок может быть различной — вплоть до вменения уголовной вины.
 Вы готовите новый регламент по контролю за деятельностью посредников. То есть от полного контроля вы не отказываетесь?
— Это будет другой контроль — за клубами и футболистами, которые будут обязаны уведомлять РФС о привлечении к сделкам посредников. Также регламентом будет установлен диапазон агентского вознаграждения — от 3 до 10% от стоимости трансфера футболиста или его валового дохода. Я лично хотел бы увидеть в регламенте еще один момент, я уже озвучил его на заседании юридического комитета РФС — обнародование операций с агентами, не соответствующих критериям приемлемости, которые мы разработаем. То есть, если сделка противоречит регламенту о деятельности посредников, мы запрашиваем объяснения. Если ответ окажется неубедительным, РФС опубликует сжатые сведения о сделке в специальном реестре подозрительных операций.
 Это для «доноров» — как в случае с той рекомендацией?
— Это позволило бы улучшить денежную политику клубов, я уверен. А «доноры» — да, они смогли бы давать объективную оценку операционной деятельности клуба. Но это пока только моя частная идея, хотя я надеюсь, что она будет озвучена в следующем году исполкому и найдет поддержку.
 Клубам вряд ли понравится, если РФС получит официальное право публиковать информацию об их деятельности.
— В исполкоме заседают владельцы клубов, которые платят агентам деньги из своего кармана — и они не находятся в этой зоне риска. Задача федерации — обеспечить эффективный, насколько это возможно, контроль за расходами клубов, финансируемых из бюджетных источников. Многие болельщики недоумевают по поводу контрольных мероприятий, проводимых в клубах с госфинансированием по инициативе Толстых. Кто-то открыто обвиняет Толстых в подрыве клубного футбола. Но он делает то, что должны делать руководители лиг, — затрудняет выведение денег из легального оборота клубов. Мне и самому хотелось бы, чтобы федерация воспитывала детей, открывала новые поля и помогала детским тренерам, но, к сожалению, не менее важная задача — создание сдержек для роста необоснованных трат — кроме президента РФС, на высоком уровне никем не решается. Даже сейчас, когда институт лицензированных агентов решено упразднить и избавиться от бремени контроля над ними, РФС все равно будет искать возможность выражать свое неприятие необоснованным выплатам в пользу третьих лиц.
 Многие агенты, с которыми я разговаривал, воспринимают прекращение лицензирования как большую победу над бюрократией и ограничениями, которые символизирует Толстых.
— Это восприятие — ложное. Думаю, они изменят свою точку зрения, когда лишатся формального признания. Когда футбольная корпорация дает тебе лицензию, она осеняет тебя своей властью, берет под защиту — ты становишься таким же полноправным членом системы, как президент РФС или глава РФПЛ. Теперь эти лица лишатся корпоративной защиты и станут обычными посредниками с улицы. А это значит, что они лишатся права обращаться в ту же Палату по разрешению споров — и пойдут в обычные суды. Я, как практикующий адвокат, осознаю разницу между этими органами и процедурами. Пару раз покивать на акт выполненных услуг, подготовленный на одном листочке, уже не получится: в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах подход к оценке агентирования иной, и никто не станет учитывать аргументы из серии «А в футболе такое бывает». Придется доказывать реальность сделки, подтверждать каждый шаг документами. То есть снизил стоимость игрока для клуба-покупателя и получил миллион долларов — попробуй внятно отразить этот факт в отчете агента; убедил футболиста перейти в этот клуб, а не в другой — теперь убеди его пояснить суду, что ты с ним хотя бы встречался.
 Этого можно избежать, перенеся спор в коммерческий арбитраж. Я знаю агентов, которые намерены регистрировать иностранные компании и получать право судиться в Лозаннском арбитражном суде (CAS).
— Это вопрос переговоров между клубами и агентами. Но для клубов, которые вдруг не захотят рассчитываться с агентом, будет выгоднее указывать в соглашениях с агентами местом разрешения спора российский арбитражный суд. Палата по разрешению споров выносит решения быстро и обеспечивает их исполнение специальными санкциями — например, в виде запрета клубам на регистрацию новых игроков.
В суде можно спорить годами, а выиграв, столько же — ждать исполнения судебного решения, почувствовав неповоротливость ФССП (Федеральная служба судебных приставов. — А.С.).
Но даже если местом спора станет CAS, исполнением его решения РФС уже не будет заниматься: в соответствии с Нью-Йоркской конвенцией по приведению в исполнение иностранных арбитражных решений сторона-взыскатель должна будет обратиться в российский суд с неочевидными шансами на благоприятный исход.
— То есть агенты так или иначе попадут в жернова российской судебной системы?
— Получается, так. Но не стоит вешать ярлыки на наши суды. У меня лично есть сомнения в безупречности решений того же CAS, который для российского футбола является последней инстанцией. Один из арбитров CAS, он из Восточной Европы, оказывает содействие некоторым российским юридическим компаниям в интересах их доверителей. Через этот канал могут обеспечиваться «нужные» решения. В настоящее время РФС планирует ограничить юрисдикцию CAS и перенести часть споров в Спортивный арбитражный суд при Олимпийском комитете России.
 Вы считаете, что в России все будет честно? И как на ваши планы посмотрят в ФИФА и УЕФА?
— УЕФА и ФИФА давно рекомендовали всем национальным федерациям перенести итоговое рассмотрение споров в собственные страны. РФС спрашивал УЕФА, какие федерации используют CAS для вынесения окончательных и не подлежащих обжалованию решений по лицензированию клубов. Нам прислали перечень этих стран: Албания, Казахстан, Латвия, Лихтенштейн, Северная Ирландия, Румыния, Словакия, Швейцария. Остальные уже давно предпочли завершать подобные споры в национальных органах.
 Вам не кажется, что отказаться от лицензирования агентов следовало раньше?
— Мы работаем в рамках определенной исполнительной вертикали, на вершине которой находится ФИФА. Ассоциация приняла решение — мы его экстраполировали на национальную почву. Отказ от лицензирования агентов многими управленцами, на мой взгляд, воспринимается болезненно. Изменения еще предстоит осмыслить, привыкнуть к новым правилам. Не исключаю попыток сохранить прежнюю систему отношений в каком-либо завуалированном виде. Контролировать всё невозможно, у нас нет таких полномочий. А те, у кого они есть, или не понимают глубину проблемы, или просто не хотят в это ввязываться.
Автор: Андрей Сухотин

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/sports/66518.html