пятница, 19 декабря 2014 г.

ИЗ ИСТОРИИ ДВУХ УСЫНОВЛЕНИЙ

Он был хорошим папой

 В последние годы жизни теперь уже покойного Папы Иоанна Павла II в Ватикане состоялась встреча Папы с главным раввином Израиля Меиром Лау.
Встреча происходила в теплой обстановке.
Во время дружеской беседы рав Лау рассказал Иоанну Павлу II волнующую историю - историю о том, как после Второй мировой войны молодая женщина-христианка обратилась к своему священнику за советом. Она со своим мужем спасла во время войны маленького еврейского мальчика, которого родители передали ей в руки перед тем, как их схватили и отправили в лагерь уничтожения.
Родители мальчика исчезли в нацистком аду, но до этого они мечтали, что будущее мальчика будет связано с Израилем. Перед женщиной-христианкой встала проблема - с одной стороны она обязана была выполнить волю родителей ребенка, с другой стороны ей очень хотелось оставить ребенка у себя и крестить его. Женщина получила от священника моментальный ответ - она обязана уважить желание родителей.
Эта история очень заинтересовала Папу Иоанна II , но она поразила его еще больше, когда рав Лау сказал: "Ваше Святейшество, этим священником были Вы ...
... а этим мальчиком-сиротой был я ..."

* * * * *

Внук чёрных рабов, этот мальчик родился в нищем квартале Нью-Орлеана, известном как "Back of Town". Его отец бросил семью, когда мальчик был ещё младенцем. Мать стала проституткой, и мальчику с сестрой пришлось жить у бабушки. У него рано проявился музыкальный талант, и вместе с ещё тремя пацанами он пел в уличном квартете, так что первым его заработком была мелочь, выпрошенная на улицах старого Нью-Орлеана. Семилетнего мальчишку пожалела и пригрела у себя еврейская семья Карнофски, недавно иммигрировавшая в Америку из Литвы. Поначалу они просто давали ему "работу" по дому, чтобы подкормить вечно голодного ребёнка. Потом он стал оставаться ночевать в доме евреев, где впервые в жизни с ним обращались с добротой и лаской. Когда он ложился спать,
г-жа Карнофски пела ему русскую колыбельную, и он подпевал ей. Позже он научился петь и играть множество русских и еврейских песен. Со временем мальчик фактически стал приёмным сыном в этой семье. Карнофски дали ему деньги на покупку его первой трубы; как водится в еврейских семьях, они искренне восхищались его музыкальным талантом.
Позже, когда он стал профессиональным музыкантом и композитором, он использовал еврейские мелодии, в таких, например, композициях, как St. James Infirmary and Go Down, Moses.
Негритянский мальчик вырос и написал книгу о еврейской семье, усыновившей его в 1907 году. В память о них он до конца жизни носил Звезду Давида и рассказывал, что именно у этой семьи он научился "how to live -- real life and determination."
Имя этого мальчика - Луи Армстронг.