четверг, 31 декабря 2015 г.

2015 год побед. Поздравления твиленте.

Жаль прощаться с этим годом,хотя по началу он подарил мне не шуточные испытания.
Но что нас не убивает,то делает сильнее.
Благодарен прежде всего Богу и Семье (но об этом отдельный текст,здесь же это просто заход).
Это поздравление тви-ленте, которая заставила вновь поверить в людей. Здесь у меня появились настоящие друзья, здесь были люди,которые помогли или очень старались), здесь интересные собеседники.Вообщем выше всяких ожиданий.
Люблю вас всех. Желаю успехов, здоровья, спокойствия и каждодневной радости. Широты кругозора - это очень помогает, впрочем это у Вас есть.

Чтобы в Новый год Вы (Мы) всегда были Победителями и не допускали даже мысли,что будет по иначе.

С Новым Годом!

среда, 30 декабря 2015 г.

850 слов на английском языке

850 слов на английском языке: Выучите их, вы начнёте лучше понимать англичан.

вторник, 29 декабря 2015 г.

Сергей Марин: Практически учебник )))

Шапито

EN

Фото: Артем Драчев

Гвоздь, мозоль, заноза В Подмосковье судят фермера, выпускающего собственные деньги. Репортаж Андрея Козенко

17:15, 3 ИЮНЯ 2015 MEDUZA

В городском суде подмосковного Егорьевска началось рассмотрение по существу иска о запрете введенных в оборот местным фермером Михаилом Шляпниковым суррогатных денег. Они называются колионами — по названию деревни Колионово, где фермер ведет свое хозяйство. Шляпников клянется, что колионы — это просто игра для него и для друзей. Предприниматель не платит колионами зарплату своим работникам, не расплачивается ими в магазинах и никого не принуждает ими пользоваться. Однако прокуратура, подавшая иск, Центробанк и налоговая инспекция хором утверждают, что Шляпников нарушает Конституцию, Налоговый и Гражданский кодексы, а также ряд федеральных законов — например, закон «О Центральном банке». Специальный корреспондент «Медузы» Андрей Козенко посетил увлекательное судебное заседание.

«Не понимаю, что тут происходит, — жаловался зашедший в суд в тесном кольце журналистов федеральных телеканалов Шляпников. — Куда идти-то? Я в суде первый раз в жизни… Наверное, прокурор перевозбудился и этот иск подал». «Ты, Миша, заноза, гвоздь. Мозоль ты для местных властей, — отвечал пришедший вместе с ним его друг Юрий Боженов. — Думаю, заказали против тебя дело». «Так тогда, наверное, наркотики бы подбросили, — неуверенно отвечал Шляпников. — Даже не представляю, что и судья-то сейчас скажет». «Вот увидишь, пришьют тебе советскую 58-ю (контрреволюционная деятельность — прим. „Медузы“)», — обнадеживал фермера его товарищ. Телевизионщики как завороженные переводили микрофоны от одного говорившего к другому.

Впрочем, дело Шляпникова не политическое, а, скорее, экономическое. Он выпустил в оборот суррогатные деньги, назвав их колионами — по названию деревни Колионово восточнее Егорьевска (Московская область), там расположено хозяйство фермера. Колионы напечатаны на фотографической бумаге, они односторонние. Номинал — 1, 3, 5, 10, 25 и 50 колионов. Деньги разноцветные, на них изображены какие-то деревья, а рядом с ними — надпись «Билет является собственностью казны Колионово. Не подлежит инфляции, девальвации, стагнации и прочей фальсификации. Не является средством обогащения и спекуляции. Обеспечен собственными ресурсами Колионово. За подделку можно и того…»

Это не первый экстравагантный поступок фермера Шляпникова. Еще в 2010 году он получил известность как борец с торфяными пожарами, действующий без помощи властей — потом Шляпников хвасталв интервью Esquire, что на него хотели завести дело за то, что он сверг сельсовет в своей деревне — обвиняли чуть ли не в подрыве конституционного строя, но потом все стихло. Еще Шляпников ввел, по сути, въездные визы для районных чиновников, желавших посетить его хозяйство. В перечне документов на «визу» фигурировала справка от психиатра. Теперь фермер придумал свои деньги. Местная власть Шляпникова ненавидит.

Колионы

Фото: kobilanskaia.livejournal.com

«И сколько же вы этого добра выпустили?» — спрашиваю я фермера. «Тысяч шесть-восемь», — не дает уверенного ответа Шляпников (в нескольких других СМИ фигурировали 20 тысяч колионов). «И сколько это в рублях?» — уточняю. «В рублях — не знаю, — говорит фермер. — В картошке могу точно сказать — полторы тонны». «50 колионов — это гусь!» — неожиданно вмешивается в разговор друг фермера Боженов. А Шляпников начинает разъяснять, что колионы им придуманы не как дополнительные деньги, а как элемент бартера, которым он постоянно занимается с соседями — всего их около ста человек: это другие фермеры, а также москвичи, у которых в соседних деревнях есть дома. К примеру, одалживает человек денег на бак топлива, а взамен получает не рубли, а 20 колионов. Потом предъявляет этот суррогат должнику и берет у него, к примеру, курицу или еще что-то эквивалентное. Своим работникам фермер платит зарплату в рублях.

Шляпников не скрывает, что хотел бы применять колионы шире, но побаивается. «Государство денег не дает, только бешеные кредиты предлагает, — жалуется он. — А так я кредитовал бы сам себя. Не понимаю я, в чем меня обвиняют».

Помощник городского прокурора Николай Хребет, защищающий иск в суде, разъяснил фермеру, в чем его обвиняют. По его словам, единственной денежной единицей в России по Конституции является рубль. Финансовую политику в стране определяет Центробанк. Колионы же никаким законам не соответствуют, поэтому должны быть запрещены, изъяты из оборота и уничтожены. К одному из документов у прокурора скрепкой аккуратно была прикреплена купюра в пять колионов. Третьей стороной по делу выступает Центробанк. При этом прокурор сказал, что представитель ЦБ прямо сейчас едет в суд, поэтому ему надо дать возможность выступить — но не как третьей стороне, как значится в документах суда, а как независимому эксперту. В любом другом суде выступление одного и того же человека в разных качествах сошло бы за грубое процессуальное нарушение, но не здесь — судья удовлетворила просьбу прокурора. Шляпников, пришедший в суд без адвоката, был явно не в курсе таких тонкостей и не возразил.

«Я только одного не могу понять: кто от моих действий пострадал-то, — обратился он к прокурору. — Центробанк? Россия? Группа граждан? Я не понимаю, как мои личные расписки превратились в какой-то там денежный суррогат!» Шляпников поведал, что он — простой честный фермер, который любит пошутить. Колионы для него — это игра. Как платежное средство они не использовались, ликвидностью не обладают, степеней защиты не имеют. «Зарплаты, налоги, а также взятки ими не заплатишь. В сельпо или автолавке спичек не купишь. Не может крестьянин развалить банковскую систему», — настаивал он. Затем фермер принялся обличать. Он обвинил прокуратуру в том, что она защищает интересы не России, а коммерческих банков, которые бросили село и дают «удушающие» кредиты.

Михаил Шляпников перед заседанием суда. 3 июня 2015-го

Фото: Андрей Козенко / «Медуза»

Прокурор был явно задет и попросил дать ему возможность возразить. С процессуальной точки зрения это тоже выглядело небезупречно, но суд все больше начинал походить на шоу, и слово Николай Хребет все же получил. «Если кто-то захочет вернуть долг, а вы не захотите его отдавать, то законно у вас взыскать ничего не получится. Все на репутации и вашем добром имени держится, но с законодательной точки зрения этого недостаточно, — горячился он. — Колионы ваши представляют угрозу единству платежной системы и политике ЦБ. И так в условиях экономического кризиса находимся, а вы все усугубляете!»

В зал пригласили первого свидетеля. Юрий Титов по профессии механик, живет в Москве, а в Егорьевском районе у него дом. Он рассказал, что однажды одолжил Шляпникову солярку, а взамен получил 50 колионов. Свидетель настаивал, что это не был договор между предпринимателями, а просто отношения между физическими лицами, и кому какая разница, кто чем обменивался. Прокурор заинтересовался, на какую сумму свидетель одолжил солярку. Тот сказал, что примерно на две тысячи рублей. Таким образом суд выяснил, что один колион стоит примерно 40 рублей. Прокурор спросил, что же хотел свидетель забрать на свои 50 колионов. «Гуся, — отвечал, подумав, Титов. — Или курицу с яйцами». Прокурор поинтересовался, не переплачивает ли свидетель. «Гусь — он и весной гусь, и осенью гусь. Это вам не рубль — в начале года одно, в конце — другое», — холодно отвечал свидетель. Прокурор не сдавался и предложил сравнить 50 колионов и стоимость гуся в магазине. «А качество деревенское?! Нет уж!» — вскричал свидетель.

«Я увлекаюсь разведением перца и помидоров. Выращиваю пепперони, например. В магазинах-то он сколько стоит, знаете? Вот! А у меня свое. Заказал семена на E-bay из Израиля, насадил рассаду», — хвастался теперь уже в качестве свидетеля Юрий Боженов. Зал, заполненный преимущественно москвичами, внимал, затаив дыхание. А Боженов рассказывал, что бартер для него — обычное дело. Он соседу даст рассаду, тот ему яиц куриных или новый сорт картошки под посадку. Шляпников же дал свидетелю две бумажки по 25 колионов каждая. Боженов взамен, как и механик Титов, планировал выручить гуся. «Почему обычную расписку не взяли?» — спрашивал прокурор. «Мише верю как себе», — парировал свидетель. «А иным лицам колионы случайно не передавали?» — зашел прокурор с неожиданной стороны. «Что?! Да это мой гусь! Кому это я его отдам!» — второй свидетель все увереннее шел по дорожке, проторенной Михаилом Паниковским.

«А теперь у меня к прокурору есть вопросы, — безапелляционно сказал свидетель. — Когда шевелиться начнем? Когда начнем отвечать на письма из деревни Ларинское?» Что случилось в деревне Ларинское, узнать, к сожалению, не удалось. Судья все же сказала, что по ГПК свидетель может только отвечать на вопросы, а не задавать их.

Про ГПК никто не вспомнил, когда выяснилось, что следующий вышедший к трибуне свидетель сидел на протяжении всего заседания в зале суда — и слышал все предыдущие выступления. Вообще-то, допрашивать его после такого было не очень правильно. Но специалиста налоговой службы Егорьевска Татьяну Фомину, разумеется, выслушали. Она сказала, что реализация товаров является объектом налогообложения, а налоги платятся в рублях. Колионы же препятствуют правильной уплате налогов. «Так это же не субъект налогообложения, — взмолился автор колионов. — Вы же с общака воровского налоги не берете. И из кубышки у гражданина тоже не берете. Здесь-то я чем виноват?» Свидетельница хоть и выглядела сочувствующей, но стояла на своем. «Расцениваем как хозяйственные операции», — говорила она.

Ее прервали две ворвавшиеся в зал женщины. Они тут же деловито начали раздавать судье, всем сторонам и журналистам бумаги. «Вы из Центробанка? Мы вас ждали», — настороженно произнесла судья. «Представляем союз коренных народов Руси, — отвечала одна из женщин. — Хотим иск подать!» Хохотал даже прокурор. «Я так поняла, что вы хотите вступить в процесс в качестве третьей стороны, — судья показала себя образцом невозмутимого человека. — Так давайте же паспорт». «Я не гражданка России», — произнесла одна из женщин. Судья взялась за голову. «А давайте их включим в процесс — у них непонятно чего и у меня непонятно чего», — от души веселился Шляпников. Впрочем, даже беглое ознакомление с «иском» двух женщин показало, что такое вряд ли возможно. Только перечень стран, царицей или владычицей каковых является одна из женщин, занимал 15 строк. А в самом документе Шляпникова предлагалось освободить от ответственности «на основании наличия у него статуса „Человек“». Женщин даже не выгнали, просто попросили сидеть и вести себя тихо.

Михаил Шляпников в Колионово. 2011 год

Фото: Артем Драчев

Представитель Центробанка в суде так и не появлялся и на звонки не отвечал. Пришлось зачитать отзыв на иск, присланный из ЦБ. Там было все то же самое, что и в заявлении прокурора — колионы нарушают Конституцию и ряд федеральных законов. Составлявший документ специалист ЦБ счел необходимым заострить внимание суда на том, что «денежная единица России — рубль — состоит из ста копеек». Прокурор без специалиста из ЦБ суд продолжать не хотел и потребовал переноса заседания. «У меня посевная сорвана из-запрокуроров! У меня журналисты живут из-за всего этого. Давайте побыстрее закончим», — Шляпников буквально умолял и про журналистов говорил чистую правду (корреспондент «Комсомольской правды» в своем репортаже, например, сообщил, что фермер учил его сажать яблоню).

«Может, и иск признаете? Быстро закончим», — попыталась подловить его судья, и Шляпников серьезно задумался. «Эй, эй, куда! Зачем! Нет!» — закричали с разных сторон его друзья. «Нет, я продолжу», — сдержался он. «Жалеете вы ваши колионы», — усмехнулась судья и перенесла заседание на 18 июня.

Шляпников, разумеется, не первый человек в России, придумавший суррогатные деньги. В начале 1990-х сотни граждан РФ печатали свою валюту — из-за инфляции и недостатка реальных денег. В качестве суррогатных денег использовались билеты финансовой пирамиды МММ; далеко за пределами региона были известны уральские франки — валюта так и не созданной Уральской республики. Такие дела редко доходят до суда, но и это иногда случается. Так, в 2013 году один из местных судов Башкирии запретил «шаймуратовки» — напечатанные местным предпринимателем деньги, тоже названные по имени башкирского населенного пункта. Решение было обжаловано в Верховном суде Башкирии — тот встал на сторону предпринимателя.

Андрей Козенко

Москва

Эдисон

Однажды один маленький мальчик вернулся домой из школы и передал матери письмо от учителя. Ни с того ни с сего мама вдруг начала плакать, а затем зачитала сыну письмо вслух: «Ваш сын — гений. Эта школа слишком мала и здесь нет учителей, способных его чему-то научить. Пожалуйста, учите его сами».

Много лет после смерти матери он пересматривал старые семейные архивы и наткнулся на это письмо. Он открыл его и прочитал: «Ваш сын — умственно отсталый. Мы не можем больше учить его в школе вместе со всеми. Поэтому рекомендуем вам учить его самостоятельно дома».

Мальчика звали Томас Эдисон и к тому времени он уже стал одним из величайших изобретателей века.

Эдисон прорыдал несколько часов подряд. Затем он записал в свой дневник: «Томас Алва Эдисон был умственно отсталым ребенком. Благодаря своей героической матери он стал одним из величайших гениев своего века».

понедельник, 28 декабря 2015 г.

Интервью Виктора Неверова. Блестящая работа Игоря Рабинера.

"СЛУЦКИЙ НЕ СТРЕМИТСЯ ПОНРАВИТЬСЯ. 
НИ ГИНЕРУ, НИ МУТКО"


  • Главный тренер сборной России и ЦСКА Леонид СЛУЦКИЙ c полузащитником Аланом ДЗАГОЕВЫМ. Фото Александр ФЕДОРОВ , "СЭ"
    Главный тренер сборной России и ЦСКА Леонид СЛУЦКИЙ c полузащитником Аланом ДЗАГОЕВЫМ. Фото Александр ФЕДОРОВ , "СЭ"
  • Виктор НЕВЕРОВ.
    Виктор НЕВЕРОВ.
  • Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
    Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
  • Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
    Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
  • Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
    Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
  • Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
    Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
  • 18 июля 2012 года. Москва. Леонид СЛУЦКИЙ и Евгений ГИНЕР на встрече с болельщиками ЦСКА. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
    18 июля 2012 года. Москва. Леонид СЛУЦКИЙ и Евгений ГИНЕР на встрече с болельщиками ЦСКА. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
  • Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
    Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
  • 11 октября 2015 года. Москва. Тушино. Артем ДЗЮБА (слева), Павел МАМАЕВ (в центре), Александр КОКОРИН (справа), Роман ШИРОКОВ и Александр САМЕДОВ готовятся обыграть Черногорию в решающем матче отборочного турнира Euro-2016. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
    11 октября 2015 года. Москва. Тушино. Артем ДЗЮБА (слева), Павел МАМАЕВ (в центре), Александр КОКОРИН (справа), Роман ШИРОКОВ и Александр САМЕДОВ готовятся обыграть Черногорию в решающем матче отборочного турнира Euro-2016. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
  • Тренер 2015 года по версии "СЭ". Фото "СЭ"
    Тренер 2015 года по версии "СЭ". Фото "СЭ"
Обозреватель "СЭ" Игорь РАБИНЕР побеседовал с врачом-психофизиологом Виктором Неверовым, которого Леонид Слуцкий в сентябре привлек для работы со сборной России
Виктор НЕВЕРОВ.
Виктор НЕВЕРОВ.
"Необычно, но интересно. Я всегда хотел так поговорить и остался очень доволен нашей беседой". Так Артем Дзюба охарактеризовал опыт работы с врачом-психофизиологом (такая характеристика точнее, чем "психолог") Виктором Неверовым, которого Леонид Слуцкий пригласил в сборную перед матчами со Швецией и Лихтенштейном. Схожей была оценка работы специалиста необычного для нашего футбола профиля со стороны главного врача национальной команды Эдуарда Безуглова: "Отработал шикарно!" При том что спортивные доктора к появлению в их командах коллег нередко относятся ревниво.
На основе бесед с игроками, тестирования на специальной аппаратуре, созданной когда-то для оценки состояния космонавтов на борту, Неверов составил психологические портреты Дзюбы и других прежде незнакомых главному тренеру футболистов. Передал их Слуцкому, сборная выиграла все четыре матча отборочного турнира Euro-2016, а Дзюба забил в них шесть мячей, включая решающий шведам. То есть сработало! "Дзюба нуждается в эксклюзивном отношении", – сказал недавно Слуцкий в большом интервью "СЭ", и очевидно, что работа психофизиолога как раз и имела целью не вслепую, а точечно это отношение сформировать.
Почти семь лет назад, когда Слуцкий привлек кандидата медицинских наук с 23-летним опытом работы в спецслужбах для сотрудничества с "Крыльями Советов", мы уже беседовали для "СЭ". Тем интереснее сравнить тогдашние впечатления с нынешними, а Слуцкого времен ЦСКА и сборной – с тем, каким он был в 2006 году, когда владелец ФК "Москва" Михаил Прохоров пригласил Неверова в клуб.
Правда, он сразу оговорил, что контракт с РФС ограничивает его в плане разговора об отдельных игроках. Но главная-то наша задача – поговорить о Слуцком. Былом и нынешнем. В этом смысле у специалиста, слава богу, ограничений не было.
Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
ЗАДАНИЕ ПРОХОРОВА И ПОДКАТЫ СЛУЦКОГО
– Какое впечатление Слуцкий произвел при первой встрече в 2006 году? Могли ли предположить, на какие высоты 35-летний специалист заберется через десять лет? – спрашиваю Неверова.
– Тогда у "Москвы" неважно шли дела, а я у Михаила Прохорова проверял кадры. В частности, всех его топ-менеджеров, которые работали в Норильске и частично в Москве. Прохоров расценивал Слуцкого как одного из топ-менеджеров и сказал мне: "Посмотри с точки зрения психологии, стоит ли вообще делать на него ставку". И дал мне время с августа, когда мы начали, до конца сезона. Согласитесь, лучше ездить в Мячково, чем в Норильск. И я взялся за дело.
Помню, Леонид Викторович приехал ко мне домой. Мы собрали с ним анамнез (совокупность сведений, получаемых при медицинском обследовании путем расспроса самого обследуемого. –Прим. И.Р.), поговорили о его родителях, детстве, вообще всей жизни. Он не закрывался, с пониманием отнесся к моей задаче, прошел все психологические тесты. Пока шла его личная диагностика, встречались раза три-четыре по полтора-два часа. Заключение получилось положительным: его можно рассматривать именно как топ-менеджера. Подчеркиваю – не просто как тренера, а как кого-то более масштабного.
Но, когда его портрет был составлен, нужно же было делать что-то еще! Сказал ему: "Давайте я посмотрю всю команду и сделаю для вас рекомендации по психологии каждого отдельного игрока". В проекте этого не предусматривалось, это была сугубо моя инициатива, о чем Слуцкий, признаюсь, не знал. Он думал, что моя изначальная задача – посмотреть еще и всех игроков. Не знал и гендиректор Юрий Белоус.
На самом деле Прохорова интересовал только Слуцкий. Но я, что называется, увлекся, к тому же, если уж быть совсем честным, мне не хотелось вновь переключаться на металлургов и возвращаться к изматывающим перелетам на Север. Кроме того, прежде я у совладельца "Норникеля" занимался и вопросами кадровой безопасности, проверял людей на детекторе лжи. Ну и заодно по собственной инициативе в течение пяти месяцев просмотрел весь персонал "Москвы". Начиная, кстати, с самого Белоуса. Вот листаю свои записи – вижу там Сергея Шустикова, например. Уже по тому заключению можно было предположить, как он в ЦСКА закончит.
В итоге написал заключение для Прохорова. Уличил, например, повара, что он продукты ворует. Игроки стали жаловаться, что мучаются желудками. Выяснилось, что повар закупает продукты оптом на дешевом Лыткаринском рынке, причем часто просроченные, гнилые, а в документах прописывает, будто в самых дорогих супермаркетах. Ко всему прочему, готовит не просто выпившим, а зачастую пьяным, извините, в лоскуты. Его уволили.
– Вернемся к Слуцкому. Что отличает его образца 2006 года от сегодняшнего, с титулами и регалиями?
– Принципиальных различий нет, базовые черты те же. Просто уверенности стало больше. А она приходит, когда есть подтверждения правильности того, что человек делает. То есть титулы.
(Листает записи.) В 2006 году ответственность, с которой Слуцкий сталкивался по работе, на него давила. Ему было достаточно трудно с ней справиться. А сейчас, когда появились извне подтверждения его успешности, это давление спало. Раньше он пытался кому-то понравиться – тому же Белоусу, Прохорову. Теперь же, думаю, он не стремится понравиться ни Мутко, ни Гинеру. Он делает то, что считает нужным. В этом самая главная разница. Появилось чувство правоты, и ушел страх ответственности. Кроме того, раньше он воспринимал неудачи очень болезненно, как сугубо личную вину. Сейчас больше стал осознавать, что не все зависит от него. У него не бывает ощущения беспомощности благодаря сильным психологическим защитам. Делай что должно – и будь что будет.
– Слуцкого всегда называли белой вороной. По-вашему, трудно ему было вписаться в замкнутый футбольный мирок, где все люди с юных лет знакомы, играли друг с другом или против?
– Конечно, трудно. Вспоминаю того же Белоуса. Сотрудники клубов часто играют между собой – команда тренеров против команды обслуживающего персонала, например. Белоус или Шустиков всегда старались показать, в каком они порядке. Слуцкому было трудно, но он не хотел отставать. Он хорошо освоил подкат и на таких матчах так "катился" – это надо было видеть! Хотел, чтобы его воспринимали как своего.
– Подкатывался под Шустикова?
– Нет, под меня (смеется). Шустиков с ним всегда в одной команде играл.
– Белоус – интересная фигура. С одной стороны, он совершенно неожиданно сделал Слуцкого главным тренером вместо Валерия Петракова. Но потом сам же его и уволил.
– Белоус не ради Слуцкого и не против Петракова этот шаг предпринял. Он сам себя продвигал. Юрий Викторович – человек немножко демонстративного плана, для него самым важным было показать собственную значимость. Так вышло, что в определенный момент это Слуцкому помогло.
– А то, что Белоус внезапно уволит Слуцкого после 4-го места в 2007 году, можно было предположить?
– Разумеется. Уже к 2006 году Слуцкий своими качествами стал затмевать Белоуса, и последний это, что называется, просек. Гендиректор-то рассматривал ситуацию так, что он – бог и царь, а этот – так, погулять вышел. Он его иначе как Леней не называл.
При этом уже тогда было ясно, что потенциал у Слуцкого огромный и он далеко пойдет, учитывая еще и возраст. Он тогда еще диссертацию писал. Причем сомневался в ее необходимости. Я же убеждал его, что нужна – и даже не для статуса кандидата педагогических наук, а для саморазвития, для чуть-чуть другого взгляда на мир. Слуцкий работал над ней серьезно. И, глядя на это, я тоже многое понял.
– А была на тот момент какая-то сермяга в словах Белоуса, который в 2007 году отправил его в отставку со словами, что Слуцкий не умеет играть решающие матчи?
– Нет. Это было мнение Белоуса, за счет которого он повышал собственную значимость. Ставил, образно говоря, ему руки на плечи и пытался запрыгнуть на них.
Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
ХОРОШО, ЧТО КОГДА-ТО ОН СВАЛИЛСЯ С ДЕРЕВА!
– После "Москвы" уже сам Слуцкий пригласил вас помочь ему в "Крыльях Советов". Там он был уже другим?
– Я был очень впечатлен его поведением, когда у него начались проблемы и со всех сторон Слуцкого стали несправедливо гнобить...
– После известного матча с "Тереком", о котором даже обиженный Шустиков сказал, что Слуцкий к этому не имел никакого отношения?
– Да. Плюс у команды были хронические задержки зарплат. Ситуация, в общем, была очень сложная. Тогда он прошел у меня повторное обследование, по сути, в состоянии стресса.
И выяснилась любопытная вещь. В обычном состоянии, когда все ровно, он проявлял себя как человек достаточно спокойный и уравновешенный, и изначальной готовности к обороне у него в общем-то не было. То есть он был раним и открыт для негативных влияний извне. Но в тот момент, когда ситуация резко обострилась и в его жизни наступил самый критический период, мы и сделали все тесты. И оказалось, что именно в таких условиях у него происходит резкая активация боевых черт характера.
Есть такие понятия – "синдром льва" и "синдром кролика". Один человек внешне крутой, но, когда его по-настоящему прижимают, вся боевитость куда-то уходит. У Слуцкого же чем хуже, тем больше активизируются волевые качества. Когда все разваливается, он не опускает руки, а начинает бороться вдвойне.
Вспоминаю известную историю, когда он свалился с дерева и из-за тяжелых травм не стал игроком. Да даже к лучшему, что свалился! Так был бы одним из посредственных вратарей. А тут стал доказывать в первую очередь самому себе, что что-то может. Это и был признак того, о чем мы говорили выше. Другой, пролежав год в больнице и закончив то, чем занимался до этого всю жизнь, опустил бы руки. А у него, наоборот, пошел подъем.
Тот же Белоус в конце сезона-2006 ходил к Прохорову и настаивал на увольнении Слуцкого. Тогда-то у него и включились эти бойцовские качества, и стало понятно, что просто так его не "сольешь". Он остался и следующий сезон отработал еще лучше.
Поэтому убежден: даже если вдруг что-то не получится на чемпионате Европы, это не повод отлучать его от работы со сборной. Для Слуцкого это станет этакими шпорами, которые погонят вперед еще сильнее. Повторяю: чем более суровы условия и обстоятельства, тем комфортнее он себя чувствует. Тут играет свою роль и молодой для тренера возраст, и здоровый образ жизни, который он вел всегда. Никогда не пил, не курил. Сил и энергии много.
– Если для Слуцкого чем хуже, тем лучше, почему тогда в 2012 году, когда ЦСКА занял третье место и не попал в Лигу чемпионов, он сам подал в отставку? Правда, Евгений Гинер ее, к счастью, не принял...
– У известного адвоката Кони был такой любимой прием. Когда он выступал в суде, наиболее значимые факты, которые могли сыграть против его подзащитных, он преподносил превентивно. Некоторые адвокаты их до последнего скрывают, а он, напротив, озвучивал первыми, причем в нужном ему ракурсе. И получалось так, что не ожидавшим этого прокурорам уже самим приходилось защищаться. У него это называлось – "отнять стрелы у прокурора". Думаю, тут было нечто схожее.
Возможно, Гинер бы его и уволил. Но по собственной инициативе. А когда Слуцкий пошел на этот шаг превентивно, думаю, что у президента клуба что-то в сознании повернулось: он увидел, как тренер переживает за дело. Не знаю, сделал ли это Леонид Викторович на уровне сознания или чисто интуитивно, но результата он добился.
– Возвращаясь к сложнейшему для Слуцкого периоду – матчу "Терек" – "Крылья" и последующему уходу из Самары, – не мог он тогда надломиться?
– Это одна из шишек, которые на пути наверх набивает каждый. Если бы после этого он пошел на понижение, удар мог бы случиться. Он все равно бы поднялся, но, возможно, не до такого уровня. Однако человек он очень устойчивый, получил лишний опыт. А опыт, если правильно к нему отнестись, вредным не бывает. Тем более что все обернулось так удачно, что Гинер пригласил его в ЦСКА. Конечно, в тот момент он получил мощный заряд уверенности, которого после ухода из "Крыльев" ему не хватало, – знаю это, поскольку тогда разговаривал с ним. У человека появилась точка опоры.
– Он не раз говорил, что для него главной ценностью являются взаимоотношения с игроками. В том числе и поэтому он полетел на тот самый матч в Грозный – чтобы футболисты, которым некуда было деваться, потом не предъявили ему: "Вы весь в белом, а мы..."
– Так и есть. У него в основе всего лежит рационализм. В соответствии с ним он должен понимать каждого игрока "на раз, два, три". Но он хочет, чтобы и игроки воспринимали его не на эмоциях, потому что позитивные эмоции очень быстро переходят в негативные. Он стремится к тому, чтобы футболисты видели: это разумный человек, который делает все в рамках определенной системы, стратегии. И чтобы какой-то один эпизод не мог повлиять на их восприятие Слуцкого.
– То есть он не может выгнать человека под влиянием минутного эмоционального всплеска?
– Нет. У него все просчитано. А если всплеск и случается, то он подготовлен и просчитан. У него все решительные поступки совершаются на уровне разума. Импровизации там места нет.
– Когда-то Гус Хиддинк учил своего помощника Александра Бородюка: "Когда тренер способен сказать своему президенту "нет", он становится тренером".
– Сейчас, с опытом и после трофеев, у Слуцкого это появилось. А когда-то у него с этим были проблемы. Это пришло, и теперь он может сказать "нет" кому угодно. Взять тот же 2012 год и заявление об уходе, который он положил на стол Гинеру. Это был шаг человека, который не держится за работу любой ценой.
Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
В ЧЕМ-ТО ЖЕСТЧЕ, ЧЕМ КАПЕЛЛО
– Не могу представить себе орущего Слуцкого. А вы?
– Могу. И сам видел это несколько раз. Орал очень конкретно и жестко. Со всеми словами, как положено. Я был на сборах "Крыльев" в Испании. Идешь по кромке поля, он стоит где-то на другом конце и кричит так, что мало никому бы не показалось. Распекал футболистов по полной программе. Но – что его отличает – если есть какая-то конкретная индивидуальная претензия, то он предпочтет высказать ее не при всех, а один на один. Вызывает игрока в свой номер в гостинице и может очень жестко высказать все.
– Весной 2010 года, после выхода ЦСКА в четвертьфинал Лиги чемпионов, он признавался мне, что все еще не уверен в своей готовности работать с топ-клубом. А Дэвид Бекхэм, по словам Алекса Фергюсона, после каждого даже бездарно сыгранного им матча был уверен, что провел его лучше всех. Слуцкий – антипод Бекхэма?
– Я бы так не сказал. Есть социально приемлемая форма объяснения – она же имидж. И есть зерно человека – то, что на самом деле. Зерно проявляется именно в напряженные моменты, когда все "красивости" отлетают и остается суть. А по сути это жесткий, настойчивый человек. Пробиться из тренеров команды мальчиков Волгограда во взрослую сборную России... Если бы он был таким рефлексирующим, каким его представляют, ничего этого не было бы. Это как спортивный костюм, в котором он ходит во время игры, но легко может сменить его на цивильный, если заставит дресс-код. Оболочка, маска. А за этой маской стоит человек, который знает себе цену и идет к поставленной цели.
– И всегда знал?
– И всегда знал.
– То есть никакой рефлексии на самом деле нет?
– Даже близко. Это человек очень жесткий, рациональный, моментами даже достаточно холодный. У него четко расставлены по полочкам цели, задачи. А имидж позволяет делать так, чтобы при определенных обстоятельствах эти качества недооценивали. Порог толерантности у Слуцкого достаточно высок, но если зашкалит...
Вспоминается, как он в бытность тренером "Олимпии" врезал арбитру, который убивал его команду. Я бы не хотел оказаться на месте этого судьи. Слабый, рефлексирующий человек всячески уходит от конфликтов, боится их. У Слуцкого этого нет. Взять ту же ситуацию с Шустиковым.
– Многолетний помощник вылил на него тонну помоев в прессе, обвинил, что тот его "слил". Тяжело Слуцкий такие вещи переживает?
– Полагаю, что это не заходит глубоко внутрь его. Шустиков шел с ним рядом начиная с дубля "Москвы", переходил вместе с ним в один клуб, в другой и в какой-то момент счел, что Слуцкий стал тренером такого уровня благодаря ему. А тут видите, как все закончилось, причем без практического ущерба для Слуцкого, выигравшего чемпионат уже без него. Судя по интервью, Шустиков очень тонко уловил одну черту характера своего бывшего босса. До тех пор пока ты ему помогаешь – будешь в фаворе. Как только начнешь ему мешать, нарушать правила – возиться он ни с кем не будет. Какими бы ни были отношения раньше.
– Хотите сказать, что Слуцкий внутренне жестче, чем Фабио Капелло?
– Судя по тому, что я знаю про Капелло от игроков, думаю, да. Например, он требовал, чтобы в столовую все приходили в одно и то же время, в одинаковой одежде ходили и так далее. О чем это говорит? Человек пытается ввести дисциплину через внешнюю атрибутику. Это косвенный признак того, что человек не уверен в правильности своего воздействия на игроков. Почему, например, вводится строевая подготовка или единообразие формы в армии? Чтобы выбить дух сопротивления. Так же и здесь. Капелло не был уверен, что способен убедить людей и заставить себя уважать без внешних атрибутов.
Формализация отношений с подчиненными – один из методов управления персоналом вне зависимости от профессии. "Я приказал – делайте!" В основе этого – неуверенность руководителя в правильности своих действий, которую он сколько угодно может маскировать под строгость. Такие люди не терпят никакой критики и другого мнения, кроме своего.
Слуцкий в этом плане совершенно иной. Он коммуникабелен, допускает любые мнения и от игроков, и от персонала команды. Всех выслушивает, даже внешне соглашается. Но поступает так, как считает нужным. И когда человек имеет возможность критиковать руководителя, это как раз говорит ему о силе первого лица. Слуцкий не давит их внешней атрибутикой – футболисты находятся исключительно под давлением его авторитета.
– Не вижу, чтобы после прихода в сборную он хоть как-то изменился.
– Зазнайство – это признак достаточно невысокого интеллекта. А с интеллектом у Слуцкого все в порядке. Человек воспринимает окружающий мир и себя в нем в соответствии со своим интеллектом и воспитанием, с самоиронией и юмором.
Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
НЕ НАДО ОТУЧАТЬ ЕГО КАЧАТЬСЯ НА СКАМЕЙКЕ!
– Вы никогда не пытались отучить Слуцкого качаться на скамейке? Сделать более бесстрастным, чтобы внешнее волнение не воздействовало на игроков?
– Нет. Во-первых, они к этому привыкли. Во-вторых, если это его как-то успокаивает, снимает внутреннее напряжение, то только к лучшему. Если бы он не качался, у него поднималось бы давление, какие-то другие негативные реакции были бы – гастриты, язвы, аллергии. Пускай лучше качается человек – это способ снятия стресса, не более того.
– А сам он не просил, чтобы вы как-то с ним в этом направлении поработали?
– Нет. Человек уверен в себе настолько, что внешний имидж не играет для него в данном случае никакой роли.
– Не стоит бояться того, что после конфетно-букетного периода игроки к нему привыкнут и атмосфера осени 2015 года сойдет на нет?
– Нет. Потому что все уже пройдено на примере ЦСКА. Там поначалу были сложные взаимоотношения, потому что люди не понимали, почему кого-то он ставит с первых минут, кого-то нет. А со временем сложились четкие правила и нормы. Если человек в них вписывается, то нормально себя чувствует. Если же не вписывается, не помогают даже великолепные отношения.
Вообще, личные симпатии и антипатии очень легко уходят для него на второй план, если это нужно для дела. Пример – Мамаев. Да и с Кузьминым во времена "Москвы" у них не все было гладко. Что Слуцкому точно не свойственно, так это злопамятность.
– А излишняя осторожность ему по показателям тестов не свойственна? В этом его нередко упрекают те, кто, например, хочет видеть на поле больше молодежи.
– Абсолютно не свойственна.
– Когда-то Анатолий Тарасов учил Олега Романцева, что тренер должен уметь "резать мясо". Насколько это качество есть у Слуцкого?
– Для него оно совершенно органично. Но тут главное другое – игроки понимают, что без этого нельзя обойтись. Слуцкий умеет так все подвести, что команда уже не удивляется и даже ждет, когда это произойдет. И человек отваливается как бы сам по себе, не вопреки мнению коллектива. Причем многие из этих людей уходят нормально, без обид. А потом на каком-то этапе вновь спокойно начинают с ним работать. Пример – Мамаев.
18 июля 2012 года. Москва. Леонид СЛУЦКИЙ и Евгений ГИНЕР на встрече с болельщиками ЦСКА. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
18 июля 2012 года. Москва. Леонид СЛУЦКИЙ и Евгений ГИНЕР на встрече с болельщиками ЦСКА. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
УВЕРЕН: ОН УЖЕ СМОДЕЛИРОВАЛ ДЛЯ СЕБЯ ВСЕ ВАРИАНТЫ
– Есть ли у вас уверенность, что Виталий Мутко в сборной станет для Слуцкого такой же каменной стеной, как Гинер в ЦСКА? Не может ли он оказаться после Euro у разбитого корыта?
– Уверен в одном – Слуцкий все прекрасно понимает и смоделировал для себя все варианты развития ситуации. Поэтому, что бы ему ни сказал Мутко, он ко всему готов и все для себя внутренне проработал. Вряд ли его что-то может выбить из колеи.
– Известно, что Слуцкий тяжело пережил оскорбление со стороны Алана Дзагоева во время финала Кубка России с "Аланией". Но футболист извинился, тренер простил его, и теперь Дзагоев говорит о нем с большим уважением.
– Тот эпизод показал остальным игрокам психологическую устойчивость Слуцкого. Тренер не стал разводить мелочные интриги, впадать в истерику. Это свидетельствует о силе человека. Кто-то может стереотипно решить, что и другие после такого могут ощутить безнаказанность. Наоборот!
– То есть если бы Слуцкий тогда настоял на продаже Дзагоева, невзирая на все его извинения, это стало бы для него минусом в глазах команды?
– Однозначно. Это превратилось бы в какие-то женские разборки на коммунальной кухне. А так – бывает же, что ребенок папе какую-то глупость скажет. Не выгонять же его после этого из дома.
– У игроков сборной очень разные характеры. Слуцкому со всеми ними одинаково легко было найти общий язык?
– Что мне в нем очень импонирует – когда мы с ним работали, он очень интересовался методиками этой самой диагностики. "Покажи, как это в принципе делается". Какие-то основные моменты он усвоил очень четко и пытается психотип каждого человека сам определить. Спрашивает по тестам, что получилось, но перед этим высказывает свое предположение. И почти на сто процентов попадает. В работе с ним только начинаешь о чем-то говорить – тут же подхватывает.
К каждому человеку ключик найти не так сложно, если в курсе его сильных и слабых сторон, если немножко знаешь про его жизнь. У Слуцкого есть интересный момент – он со всеми футболистами в начале работы, как правило, проводит личную беседу и сам потом ставит психологический диагноз. И с каждым общается на его волне. Действительно использует все научные методы. Человек очень умный, кандидат наук. И все эти методы ловит буквально с полуслова. Иной раз работаешь даже с психологами, разжевываешь им – они не понимают. А тут – на лету.
К каждой такой встрече с игроком он тщательно готовится. Изучает не только то, где футболист играл и чего добился, но и в какой семье вырос, как воспитывался, где учился. Когда начинает с человеком общаться, это того невольно располагает. Игрок видит, что тренер интересуется им как личностью.
– Сергей Игнашевич в этом году установил рекорд по числу сыгранных матчей за сборную. Роль Слуцкого в этом, на ваш взгляд, велика?
– Полагаю, да. Тренер обеспечил футболисту все те вещи, в которых у того есть психологическая потребность. Предрасположенность к игровому долголетию у Игнашевича есть, но она могла воплотиться далеко не при каждом специалисте. Слуцкий создал для этого нишу.
Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Я САМ ПРЕДЛОЖИЛ СВОИ УСЛУГИ В СБОРНОЙ
– Как вы оказались в сборной?
– Когда Слуцкого назначили, я сам ему позвонил и предложил свои услуги. И был услышан.
– Какой круг обязанностей Слуцкий определил вам в сборной?
– В "Москве" я изначально должен был заниматься только с ним самим. В "Крыльях" надо было дать оценку каждому футболисту, определить подходы к нему на длительный период.
В сборной мне поставили другую задачу. Во-первых, нужно было дать характеристику только по тем игрокам, кого Слуцкий не знает. И дать рекомендации по краткосрочной перспективе работы с ними на эти пару месяцев. Он хотел понять, как человека можно максимально использовать в эти два месяца. Слуцкий любит играть на сильных сторонах, и нужно было у каждого с точки зрения психологии определить эти сильные стороны.
– Слуцкому всегда помогают люди, которые многого добились как футболисты. В ЦСКА – Виктор Онопко и Сергей Овчинников, в сборной – Сергей Семак и тот же Овчинников. Тоже психологическая черта?
– Безусловно. Привлекая таких людей, он не боится на их фоне выглядеть непрофессионально. Говоря о том же отсутствии рефлексии – если бы у него была высокая степень тревоги, то он, наоборот, привлекал бы людей малопрофессиональных, чтобы на их фоне выглядеть супергероем. А здесь этого нет, потому что он не боится конкуренции.
Нередко доводится слышать: да он никогда не играл, что может понимать?! Но это говорят люди, которые вытеснены с профессионального поля и никогда со Слуцким не работали. А вот те, кто с ним сотрудничал, говорят совершенно обратное – что это суперпрофессионал.
– Можно ли сказать, что четыре этих выигранных отборочных матча – традиционный эффект смены злого следователя на доброго?
– В какой-то мере да. Но и ребятам самим хотелось доказать, что они чего-то стоят. Когда я в начале сентября их смотрел, они все были на эмоциональном подъеме. Но что касается самого Euro, все начнет проявляться в дальнейшей подготовке. От Слуцкого теперь потребуется более долгосрочное стимулирование. Там и проявится, сможет ли он так же их поднять по второму кругу, как прошлой осенью.
– Может, с вашей помощью?
– Не знаю, пригласят ли. Пока разговоров на эту тему не было.
11 октября 2015 года. Москва. Тушино. Артем ДЗЮБА (слева), Павел МАМАЕВ (в центре), Александр КОКОРИН (справа), Роман ШИРОКОВ и Александр САМЕДОВ готовятся обыграть Черногорию в решающем матче отборочного турнира Euro-2016. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
11 октября 2015 года. Москва. Тушино. Артем ДЗЮБА (слева), Павел МАМАЕВ (в центре), Александр КОКОРИН (справа), Роман ШИРОКОВ и Александр САМЕДОВ готовятся обыграть Черногорию в решающем матче отборочного турнира Euro-2016. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
"ГЕН СПОНТАННОСТИ": У ДЗЮБЫ ЕСТЬ, СБОРНОЙ НЕ ХВАТАЕТ
– Бросилось вам что-то в глаза после тестирования футболистов сборной?
– Есть такое понятие – напряжение физиологических механизмов адаптации, которое определяет, насколько состояние организма соответствует требованиям среды. Чем выше напряжение, тем больше требуется психофизиологических резервов для решения тех или иных задач. Удивило, что у значительной части игроков оно было очень высоким. Чтобы соответствовать предъявляемым игровым требованиям, им необходимо было больше усилий, чем в обычном состоянии нормальной адаптации.
Это предпосылка к тому, что человек на уровне подсознания стремится сохранить то, что есть, а не добиться чего-то нового, и она является причиной снижения психофизиологической активности. И игроков с такой же степенью внутренней активности, как у Дзюбы, сегодня в сборной достаточно мало. Он хочет большего, бежит вперед при любых привходящих. И это касается не только работы, но и жизни. Когда человек уже всем доволен, он старается себя оберегать, и это нормально.
Но в контактных видах спорта человек не должен себя беречь, во время игры ему требуется забыть про себя и свое здоровье. Ему важно забить гол, он летит, ничего не видит и не слышит. При обследовании же обратило на себя внимание, что многие ребята себя берегут.
Недавно финские ученые обнаружили ген, который влияет на состояние импульсивности, спонтанности и обусловливает, например, хулиганские выходки в состоянии алкогольного опьянения. Но тот же самый ген спонтанности обеспечивает сверхактивность. Люди с этим геном рвутся к победе.
– Дзюба – это ген спонтанности?
– Судя по всему, да. А вот сборной в целом этого самого гена спонтанности не хватает.
За счет одного мастерства добиться успеха в спорте высших достижений сложно. По нему нас переигрывают, а мы можем подняться за счет импульсивности, спонтанности, риска. Не жалеть самих себя. А в сборной некоторые ребята, условно говоря, себя жалеют. Да, на словах говорят о готовности пойти на риск, но у многих порог этого риска очень четкий: до какого-то предела я готов жертвовать собой, после – нет. Если понимают, что цена вопроса – возможный конец карьеры, запредельного ничего не сделают. Сегодня преобладает рационализм.
– Меня поразила такая фраза Слуцкого: "Сборная гораздо больше дает мне, чем я – ей". По-вашему, в этом есть какое-то кокетство или он искренне так думает?
– Думаю, искренне. Он не то что всю жизнь к этому шел, а когда-то даже мечтать об этом не мог. Когда его назначили, он действительно был на большом эмоциональном подъеме. Потому что очень этого хотел.
– Необходимо ли ему после чемпионата Европы уйти от совмещения?
– Слуцкий – такой человек, который должен быть каждый день задействован в какой-то живой деятельности. Той, что была бы подкреплена эмоционально. Работа в клубе дает такую подпитку и подтверждает правильность его действий. А ему это очень надо. Это энергия, которая его подпитывает. Считаю, что для него совмещение только в плюс.
– Он способен переутомиться? Порог усталости из-за совмещения может зайти за грань?
– Таких опасений у меня нет, поскольку для него работа – самое важное в жизни.
– Каков, по-вашему, потолок возможностей Слуцкого? Чего он может достичь и по-прежнему ли по отношению к жизни является тем самым человеком, который получил золотую медаль в школе и красный диплом в институте?
– В этом плане в нем ничего не изменилось. Как был отличником-знайкой, который хочет учиться и узнавать еще и еще, таким и остается. И потолка я не вижу. Что бог даст, от того не откажется.
– Блокировки, вот на это, мол, я не способен, у него нет?
– И близко нет. Самооценка у него нормальная. Ни переоценки, ни недооценки. Не удивлюсь, если однажды и вправду возглавит тот же "Челси". Благо английским занимается давно и, оказавшись в языковой среде, благодаря своему интеллекту заговорит за месяц-два. И все докажет в Англии так же, как в России ему приходилось доказывать с нуля на всех уровнях.