воскресенье, 12 июля 2015 г.

Некогда лучшая футбольная нация мира докатилась до того, что поражению от Парагвая никто не удивляется.


Саймон Купер и Стефаш Шимански в книге «Футболономика» определили три главных компонента, от которых зависит успех национальной сборной: численность населения, ВВП и международный опыт. Из этих предпосылок следует очевидный вывод: без роста экономики и благосостояния нации невозможно добиваться высоких результатов в футболе в долгосрочной перспективе. Авторы писали: «Одно из обязательных условий достижения успехов в спорте – правило 15 тысяч долларов. Это минимальный средний доход на душу населения, который необходим, чтобы страна имела шанс добиться спортивных побед. Обойти это правило можно только одним путем – быть Бразилией».
Бразильцы – единственная нация, которой в новейшее время удавалось выигрывать крупные международные турниры (чемпионаты мира и, для европейских стран, чемпионаты Европы), имея ВВП на душу населения меньше 15 тысяч долларов. Если изучить аналогичные показатели конкурентов Бразилии за первое место, то их текущее отставание перестает удивлять: например, Испания имеет трехкратный перевес, а немцы – четырехкратный.
ВВП Бразилия
ВВП Германия
ВВП Испания
Купер и Шимански неспроста сделали акцент на бразильцах. Несмотря на недостаточно высокое благосостояние страны, в период с 1980 по 2002 годы процент побед бразильской сборной (с учетом товарищеских игр) достигал 75%, а разность между ожидаемой (сколько, согласно расчетам авторов модели, завязанной на ВВП, численности населения и международном опыте, они должны забить и пропустить) и фактической разницей забитых и пропущенных мячей составляла 0,665, что лучше, чем у других сборных, регулярно игравших на самых высоких стадиях чемпионатов мира и континента. Выдающиеся результаты «канариньи» были возможны за счет четкой системы отбора и селекции, выстроенной по принципу «снизу вверх». Скауты клубов и сотрудники федерации футбола действовали сообща: первые разъезжали по всей стране, искали игроков не только в официальных матчах, но на пляжах и на улицах фавел, а вторые организовывали многочисленные тренировочные лагеря. Подобная система вкупе с массовой популярностью игры давала тренерам сборных широкий выбор: на начало нулевых в Бразилии было около миллиона официально зарегистрированных футболистов.
Ситуация изменилась в середине десятилетия – как ни странно, после прихода больших денег в бразильский клубный футбол. Вопреки благоприятным ожиданиям, клубы не стали совершать разумные ходы: удерживать сильнейших молодых футболистов, возвращать нужных игроков из Европы и осваивать остальной южноамериканский рынок (откуда люди готовы ехать в Бразилию на большие деньги). Вместо этого на раздутые контракты приглашали уже сбитых летчиков – Роналдо на 20 млн долларов в год, Роналдиньо на 24 млн, Деку на 6 млн, Пато иРобиньо с суммами трансферов под 15 млн – и это только самые яркие из них (а ведь были еще ЗеедорфЛусио, Жилберто Силва, Карлос Эдуардо и многие другие).
Помимо проблемы с возвращением бывших звезд есть и другая: составы большинства клубов из-за обилия дешевых денег под завязку забиты второсортными игроками, которые в прежние времена играли за испанских, французских, голландских аутсайдеров, в швейцарских, австрийских и восточноевропейских лигах – везде, где платили более-менее пристойные деньги. Сейчас же они гарантированно получают свой миллион-полтора в год и развлекаются в бразильских клубах. Мотивации уезжать нет.
Вчерашние звезды и многочисленный средний класс закрывает путь в состав молодым игрокам, и те, в свою очередь, теперь вынуждены переходить в европейские клубы раньше обычного возраста. Вопреки расхожему мнению, у них возникает проблема адаптации не к европейскому, а к взрослому футболу. Если звезды прошлого – те же Роналдиньо, Ромарио, Ривалдо – переезжали в Европу уже лидерами своих клубов и были готовы примерить эту роль на новом месте, то сейчас ситуация иная. Юного паренька, отыгравшего полсезона в Бразилии на более-менее высоком уровне, в половине матчей выходя на замену, покупают за 10-15 миллионов и сразу требуют подвига. Некрепкие юноши, к столь высоким требованиям не готовые, оседают в запасе и тратят много времени на то, чтобы освоиться на высоком уровне.
Показателен пример Филиппе Коутиньо, который в 17 лет перешел в «Интер» и за три сезона провел всего 31 матч, а на топ-уровень вышел только в 21 год после перехода в «Ливерпуль». А сколько талантливой молодежи, о которой уже никто не вспомнит, раньше времени уехало в «Шахтер»? «Раньше ты даже в детстве должен был быть звездой, чтобы играть в команде. Невероятно, но ни один бразилец, выступающий в Европе, не определяет игру своего клуба. Даже Неймар не является лидером «Барселоны», – объясняет журналист Hoje em Dia ФредерикуРибейру.
Филиппе Коутиньо, «Ливерпуль»
Еще одна проблема бразильского футбола – высокий уровень агентского влияния. Степень значимости агентов настолько велика, что составы большинства команд на 50-80% формируются по их указке. Нередки случаи, когда для подписания действительно важного игрока клуб вынужден брать в довесок еще несколько человек от этого же агента и предоставлять им игровую практику. На тренеров тоже оказывается давление, и они часто выбирают заранее обозначенных игроков. Тьяго Силва рассказывал, как во время его просмотра во «Фламенго» тренерский штаб в полном составе наблюдал за игрой, стоя спиной к полю.
Латиноамериканские агенты, в отличие от большинства европейских коллег, гораздо больше заинтересованы в том, чтобы как можно раньше продать своих клиентов. В Южной Америке не запрещено совладение игроками третьими лицами, и агенты не просто довольствуются комиссией с трансфера в 1-2%, а получают в зависимости от своей доли в совладении (зачастую доходит и до половины отступных). Желая легкой наживы, агентские конторы еще больше реорганизуют молодежный бразильский футбол в сторону экспорта. С этим и связан кадровый кризис бразильского футбола – нехватка классических центрфорвардов и десяток. Для продажи гораздо легче готовить скоростных дриблеров, которые пользуются большим спросом в Европе: им не нужно развивать игровой интеллект, ставить пас и удар, достаточно просто рассчитывать на их природные качества. Болельщикам впору возмущаться, но на формирование их мнения работает целая индустрия. Ангажированные эксперты из Globo от матча к матчу восхищаются и ставят завышенные оценки нужным игрокам. Например, Маркос Ассунсан только и делал, что раздавал передачи поперек поля и безадресно подавал корнеры, при этом комментаторы каждый его новый подход к угловому флагу встречали очень эмоционально. По итогам игр он частенько получал оценки выше 7,5, а его бездарная игра на обоих концах поля игнорировалась.
Складывается ощущение, что в бразильской конфедерации проблем не замечают, даже после самого позорного поражения в истории. «Со времен 1:7 мышление не изменилось. Руководители считают, что у Бразилии самая сильная сборная в мире. То поражение от немцев не стало уроком. А ведь у нас нехватка игроков, какой не было уже 30 лет. CBF проходит через один из самых больших кризисов в своей истории, пока бывший президент Марин находится в тюрьме», – говорит комментатор ESPN Brazil Тиаго Перес Симоэс. С ним согласен Рибейру: «Позор в матче с Германией повлиял только на фанатов и критиков. Футбольные боссы не предприняли никаких усилий, чтобы поменять футбольную панораму страны. Президент федерации Марин испугался, только когда в дверь постучали агенты ФБР. Теперь глава CBF за решеткой после долгих лет коррупции».
Германия vs Бразилия, 7:1
«С тренерами у нас так же плохо, как и с игроками, – продолжает Рибейру. – На мой взгляд, мало кто из специалистов понимает, что футбол 2005 года разительно отличается от футбола 2015 года. Используются устаревшие методики. А поведение игроков – это вообще отдельная проблема. Учитывая низкий уровень образования, тренерам приходится работать в качестве нянь для спортсменов, которые испорчены внезапным успехом и деньгами». «У нас тренеры в целом ужасного уровня. Никто не разбирается в тактике. У Бразилии нет модели игры» – добавляет Симоэс.
Последним бразильским топ-тренером был Луис Филиппе Сколари образца начала нулевых, у которого хватало проницательности, чтобы включить в состав на ЧМ-2002 никому не известного Клеберсона и выстроить вокруг него всю полузащиту, и дерзости, чтобы после победы отбиться от критики Короля: «Пеле ничего не смыслит в футболе. Его анализ всегда неверен. Если хочешь что-то выиграть, послушай Пеле и сделай наоборот». Взяться же новым тренерам неоткуда, поскольку внутри страны не существует благодатной почвы для их развития. Владельцы бразильских клубов одни из самых нетерпеливых в мире: они меняют тренеров после нескольких поражений подряд.
Для выхода из кризиса бразильцам вновь необходимо наладить систему отбора и подготовки молодых игроков. Коррупцией и агентами уже занялся ФБР, а чиновникам необходимо равняться на примеры европейцев – немцев, бельгийцев, испанцев, австрийцев, – которые в кратчайшие сроки полностью перестроили тренировочный процесс и скаутскую систему в юношеском футболе. Возможно, Бразилии следует последовать примеру итальянцев и назначить ответственным за весь детский и юношеский футбол бывшего авторитетного игрока, который сможет за счет своего имени лоббировать нужные решения. Джанкарло Аббете (тогдашнему президенту итальянской федерации) повезло отыскать такого человека в лице всеитальянского любимца Роберто Баджо, а найдется ли в Бразилии личность, уважаемая всеми без исключения?