четверг, 31 марта 2016 г.

ОСОБЕННОСТИ РУССКОГО РАДИООБМЕНА: «РУССКИХ НЕВОЗМОЖНО ПОБЕДИТЬ ИМЕННО ИЗ-ЗА ЯЗЫКА» (+18)


27-03-2016, 15:23
ОСОБЕННОСТИ РУССКОГО РАДИООБМЕНА: «РУССКИХ НЕВОЗМОЖНО ПОБЕДИТЬ ИМЕННО ИЗ-ЗА ЯЗЫКА» (+18)

Автор: Дмитрий Васильев, «Военное обозрение» Категория: Разное Опубликовано: 26.03.2016 03:38
Изменю собственным правилам и позволю себе ещё одну перепечатку. На этот раз с сайта «Военное обозрение». Тем более, что она предварительно проверена на людях собственным фейсбуком. Народу нравится. Внимание, осторожно! Местами встречается русский мат в аккуратной обработке. Неженкам и слабонервным читать не рекомендуется.

Радиообмен советских военморов во время учений.


… Я американец, но вырос в СССР, мой отец служил военно-морским атташе при посольстве в Москве. Прожив 12 детских лет в Москве, уезжая, я говорил по-русски лучше, чем по-английски. Мои способности в русском языке были востребованы разведкой ВМС США. Я служил в них с 1979 по 1984 год. По долгу службы и для себя я вёл журнал. Казённую часть сдавал в архив, а свою оставил себе.

Что-то было в записи, а в основном «живой» эфир. Я должен признать, что русских невозможно победить именно из-за языка.

Самое интересное говорилось между равными по званию или друзьями. Они не стеснялись в выражениях.

Я пролистал всего несколько страниц своих старых записей, вот некоторые:

– Где бревно?
– Хер его знает. Говорят, на спутнике макаку чешет.
Перевод:
– Где капитан Деревянко?
– Не знаю. Говорят, что работает по закрытому каналу связи и отслеживает американские испытания прототипа торпеды Mk-48.

– Серёга, проверь. Димка передал, что канадчик в твоём тазу залупу полоскает.
Перевод:
– Сергей, Дмитрий доложил, что в вашем секторе канадский противолодочный вертолёт ведёт акустическое зондирование.

– Юго-западнее вашего пятого плоскожопый в кашу срёт, экран в снегу.
Перевод:
– Юго-западнее (вашего пятого?) военно-транспортный самолёт США сбрасывает акустические буйки в районе возможного расположения подлодки серии «К». На экране радара множество мелких объектов.

– Главный буржуин сидит под погодой, молчит.
Перевод:
– Американский авианосец маскируется в штормовом районе, соблюдая радиомолчание.

– Звездочёт видит пузырь, уже с соплями.
Перевод:
– Станция оптического наблюдения докладывает, что американский самолёт-заправщик выпустил топливный шланг.

– У нас тут узкоглазый дурака включил. Мол, сорри, с курса сбился, мотор сломался, а сам дрочит. Его пара сухих обошла, у них берёза орала.
– Гони его на х-й, я за эту желтуху не хочу п-ды получать. Если надо, пусть погранцы ему в пердак завернут, а команду – к нашему особисту сказку рисовать.

Перевод:
– Во время учений флота южно-корейское судно подошло близко к району действий, сославшись на поломку. При облёте парой Су-15 сработала радиолокационная станция предупреждения «Берёза».
– Скажи, чтобы уходил. Мне не хочется проблем из-за этого корейца. Если попытается покинуть район, лишить судно хода и отбуксировать. А команду – на допрос.

При анализе Второй мировой войны американские военные историки обнаружили очень интересный факт. А именно – при внезапном столкновении с силами японцев американцы, как правило, гораздо быстрее принимали решения и, как следствие, побеждали даже превосходящие силы противника.

Исследовав данную закономерность, учёные пришли к выводу, что средняя длина слов у американцев составляет 5,2 символа, тогда как у японцев 10,8. Следовательно, на отдачу приказов уходит на 56% меньше времени.

Ради «интереса» они проанализировали русскую речь, и оказалось, что длина слов в русском языке составляет в среднем 7,2 символа, однако в критических ситуациях русскоязычный командный состав переходит на ненормативную лексику, и тогда длина слов сокращается до (!) 3,2 символа.

Для примера приводится фраза:
– 32-й, приказываю немедленно уничтожить вражеский танк, ведущий огонь по нашим позициям.
Перевод:
– 32-й, ё_ни по этому х-ю!

«Военное обозрение»