понедельник, 29 мая 2017 г.

Каррера в эксклюзивном интервью для книги "Как возрождали "Спартак"

Он побеждать не перестанет,если вы поняли что такое для него (да и вообще) Победа. В поддержку Пастернак "Цель творчества самоотдача". Каррера очень верно воспитан. 
Жестких установок и глубины понимания жизни вот что не хватает нашим футбольным людям.Одни истерики - это не оскорбление, это диагноз. Достоинство краеугольный камень!!!
==================================================

Каррера в эксклюзивном интервью для книги "Как возрождали "Спартак" - о ДНК "Ювентуса", почему он играл до 44 лет, как изменил подход к питанию в "Спартаке", сколько процентов своих возможностей команда показала в этом сезоне, советовался ли по его ходу с Конте и похож ли на него по стилю работы.
"– Что такое ДНК "Ювентуса"? – рассуждает Каррера в нашей беседе. – Это менталитет победителя, который благодаря руководству клуба передается тебе каждый день. Выигрывать всегда сложно. А побеждать постоянно – сложно вдвойне. И меня "Юве" много чему научил. В первую очередь – чтобы стать победителем, надо пойти на большие жертвы. И много от чего отказаться.
– От многих развлечений. От вечерних выходов в свет. От праздников, ужинов. Они вели себя в этом плане очень профессионально, и это дало свои плоды. Они стали по-другому питаться. Мы довольно сильно сменили рацион – на базе, в гостиницах, где угодно. Я пытался им объяснить, что надо изменить подход к еде, и они пошли мне навстречу. Постарался донести до них, что они не могут питаться как обычные люди, как это было раньше. Питание профессиональных спортсменов, если они хотят чего-то добиться, должно быть иным.
А время прихода на обеды и ужины? Что меня шокировало – когда прошлым летом я приехал на зарубежный сбор "Спартака", то первое, что увидел: обед был назначен на час, но один футболист мог прийти в 12.45, а другой – в 13.15. Поел – и ушел, когда захотел. В Италии такое немыслимо. Все должны начинать и заканчивать есть вместе.
Каррера знает, о чем говорит. Мало того, сколько он всего выиграл – так еще и выступал до 44 лет, что в футболе, в отличие, допустим, от хоккея, – огромная редкость. Но ничего случайного в жизни не бывает.
"Посмотрите на него – стройный, подтянутый, дисциплинированный, – говорит Трабукки. – Он не учит других правильно жить, а показывает это на своем примере. Это большая разница. Не случайно он доиграл до такого возраста. Поэтому он и в Тарасовке поменял очень многое в плане того же питания.
В момент чемпионства все забывается, но во время сезона случается всякое. Понятно, что в России ты не можешь предъявлять к службам клуба такие же требования, как в "Ювентусе", где все работало как часы. Помню, Массимо был несколько озадачен, когда на сборе в Абу-Даби узнал, что команда будет есть вместе со всеми постояльцами "Ритц Карлтона", и футболисты теоретически могут брать пиццу, мясо с соусом, который переваривается через 15 часов, перец, баклажаны во фритюре... Будь такое в Турине, Конте забрал бы всю команду и перевез в другой отель. Каррере же оставалось терпеть и проводить работу в команде, ставить ограничения по питанию".
Не жалеет ли теперь Каррера, что играл аж до 44 лет? А то ведь как знать – стал бы главным тренером не в 52, а десятью годами раньше, и его очевидный теперь всем талант раскрылся бы гораздо раньше.
– Нет, – отрицает Массимо, – я очень любил играть в футбол и рад, что закончил так поздно. Только после этого и захотел стать тренером. А как удалось выступать до 44? Важно, что у меня никогда не было серьезных травм. Зато имелась страсть к футболу, которая всегда была превыше всего.
Каррере помог опыт игры не только в "Ювентусе", но и в менее значимых командах – "Бари", "Аталанте", тогдашнем "Наполи", выступавшем в серии В.
– Каждый клуб, каждый опыт, даже там, где я боролся за выживание, – все это однозначно помогло мне работать здесь, в России. Когда стремишься остаться в серии А, тебе тоже нужен менталитет победителя. Что я таковым называю? То, что ты выдаешь на поле сто процентов своих возможностей. Чтобы в душе не осталось разочарования в самом себе.
А "Спартаку" в этом сезоне пришлось выкладываться на все 120 процентов. И каждый раз показывать этот менталитет. Потому что эта команда не привыкла к победам. Но, что очень важно, один-два выигрыша не приводили к особой радости и эйфории, благодаря чему удавалось выиграть по пять-шесть матчей подряд. Игроки хотели больше и больше.
– Случались моменты в начале сезона "Спартака", когда вы чувствовали, что не хватает опыта, и копировали то, что Конте делал в "Ювентусе" и сборной Италии?
– Вначале были моменты, когда из-за нехватки опыта самостоятельной работы я задавал себе вопросы. Но сам же себе на них и отвечал. Через работу и еще большую работу. Нет, не звонил ему и не советовался. Понимаете, надо знать ситуацию изнутри. Нельзя спрашивать совет у коллеги, пусть даже намного более опытного, если он не знает игроков и обстоятельств.
Трабукки при этом подчеркивает:
– На мой взгляд, Каррера в большой степени соответствует стилю, философии работы Конте. По многим вещам – умению создать атмосферу в раздевалке и держать ее в руках, завоевать уважение футболистов; по искусству менять тактическую схему от матча к матчу; по эмоциям, которые мы видим во время игры, – Каррера копия Конте. И он не обижается, когда я ему это говорю.
Массимо сам подтверждает:
– Конте – numero uno! Номер один.
А с Липпи, как рассказывает Каррера, они последний раз общались прошлым летом в Милане. Нет сомнений, что при следующем разговоре мэтр, выигравший со "Скуадрой адзуррой" чемпионат мира-2006, а с "Юве" – Лигу чемпионов десятью годами ранее, будет смотреть на своего ученика уже другими глазами.
Зато с Конте, по словам Карреры, они на протяжении всего сезона разговаривали по телефону с периодичностью раз в пару месяцев. Правда, съездить друг к другу так и не успели. "В декабре я планировал поехать к нему в гости, но не получилось", – говорит Каррера.
– Эмоции, которыми брызжете у кромки поля и вы, и Конте, не мешают логическому восприятию игры? – спрашиваю Карреру.
– Думаю, что они могут оказать только положительное воздействие – и на меня, и на футболистов. Когда кто-то лишний раз не хочет побежать, отработать назад, но тут видит эмоционального тренера рядом с полем, – он это сделает. К тому же и Антонио, и я на поле во время игры были очень эмоциональными футболистами. И продолжаем быть такими же, став тренерами. Мы просто остались самими собой. И это, считаю, правильно.